• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:49 

Siri Weissfeld
Beam me up, Scotty!
Минутна стрелка часов медленно качнулась на одно деление, и человек в приемной, как по команде, беспокойно одернул воротник. Ему не нравилась утренняя осенняя сырость, которую впускало в чистое помещение распахнутое настежь окно. Ему не нравилась перспектива. Ему мало что нравилось в начале этого дня.
Утро и холод, холод и осень. И, как следствие, почти постоянно холодные пальцы рук.
Раздраженно выдохнув, мужчина откинул голову назад, стукнувшись затылком о стену, к которой был придвинут его стул.
Ожидание в самом начале дня нравилось ему куда меньше холода.

00:50 

Doctor Wooster
[The body is with the king, but the king is not with the body]
- Она могла это сделать. Потому, что она - мое зеркало. У вас есть зеркало, мистер Холмс? Кто-то такой же умный, как вы... кто-то, кто сделал нечто, которое повесили на вас. Потому, что он так захотел, потому, что он создал новые правила игры. И вы опозорены, а он - жертва, невинная и чистая...
... Вы не сможете это доказать, Шерлок Холмс, потому что это - единственная правда.

- Поэтично, но это мало о чем мне говорит.
...Хотя говорит, пожалуй, слишком многое. И именно то, что не хочется слышать ни от кого, что и так горит отпечатками на газетном листе. Как след от клейма. Призрак авиационной атаки.
Зеркало, мистер Блок? Да что вы знаете о зеркалах...

- Я смотрел ему в глаза, мистер Холмс. И оно предало меня. Зеркало меня оттолкнуло. И я простил его. Не сразу, нет... но я ушел. И зеркало, лживое, как и я, пошло за мной. Этакая тень, мстительная, фальшивая. "Я не такая, как ты"... ложь.

читать дальше

читать дальше

читать дальше

читать дальше

читать дальше

читать дальше

читать дальше

04:11 

Doctor Wooster
[The body is with the king, but the king is not with the body]
Часть Вторая.
Глава V.
"Иллюзорная решетка"


Пара штрихов - и можно ложиться спать. Вечно сидишь до утра....
Впрочем, лучше доделать работу сразу и уж дальше отдыхать с чистой совестью.
Бумаги. Не самое приятное, конечно, но сейчас никаких дел не давали. Опасных, безопасных.... Нет. Всё, что касалось выездов, всё, что касалось разъездов, всё, что касалось перемещений вне дома.
Саймон всё ограничивал.
Будто в этом мире все столь легко.
Николь в задумчивости посмотрела на кольцо и сонно моргнула.

Уже совсем утро. Скоро рассвет. Не пора ли лечь спать?
Страница закончилась, на сегодня - хватит.
Завтра сдать папку, и дальше, как обычно, - ждать.

15:32 

Dr. Harris
Часть Вторая.
Глава IV
"Like crime, like punishment".


Эрнст всегда говорил, что более идеального места для отдыха, чем это, просто не найти.
Подпольные заведения лишены того пошлого лоска, которым переполнены элитные клубы и казино в "верхнем" городе. И если там то, что вокруг одни негодяи, лишь подразумевается - пусть и с солидной долей уверенности, - то здесь, в "андеграунде", это существует по-умолчанию.
И, черт побери, это прекрасно.

Огороженая область посередине - или по-простому "клетка", как ее здесь именовали - занимала треть пространства. Бойцовскому клубу не нужно было быть большим, чтобы приносить баснословный доход.
Место для болельщиков и участников различных тотализаторов вокруг.
Столы, стулья и диваны по периместру, на небольшом возвышении: чтобы игрокам тоже было видно.

"Идеально," - С удовлетворением подумал консильери, снова раздавая карты: себе и не вполне одетой девице-официантке, которую он сумел развести на составление ему компании. В конце концов, это тоже ее работа.

17:51 

Doctor Wooster
[The body is with the king, but the king is not with the body]
Часть I.
Глава 4.
"Бытовые выходные профессора Шона Харриса"


А ведь вышло совсем неплохо.
Парк, летнее кафе, прогулка по городу. Простые разговоры на простые темы. То, с чего обычно всё начинается.
И то, что они явно пропустили немного ранее.

Наверное, это был бы идеальный день, если бы не несколько неприятная встреча в городском парке. Тиффани и Шон спокойно разговаривали, идя в сторону фонтанов - профессор, наконец-то, перестал так нервничать, как навстречу им выскочила одногруппница Верт и, соответственно, ученица Харриса. От увиденного глаза высокой и светловолосой девушки достигли размеров грецкого ореха - Тиффани испугалась, что те выпадут от усердия. Первые несколько секунд студентка молчала, стоя с открытым ртом.
Разговора не вышло. Поздоровались и разбежались, но сомневаться не приходилось - в понедельник уже все будут знать, что Тиффани и профессор физики гуляют....
Впрочем, Харрис вскоре перестал краснеть, Верт тоже махнула рукой, да и дальнейший вечер полностью стер неприятный осадок от неожиданной встречи.

Шон не солгал. Звезды. Множестве звезд, и видеть их не мешали ни деревья, ни тени домов. Рядом не звучали шумные голоса вечерних компаний, не долетали до слуха лай, шум машин, грохот городской ночной суеты. Это было прекрасно - Тиффани не могла не признать, что идея забраться на крышу достойна высокой оценки.
И не могла не признать, что ужасно соскучилась по небу.
Тут оно такое чистое и свободное. Другое. Почти чужое, но при этом такое же темное и загадочное, полное приятной пустоты.
Над головой - ночь, а рядом худое плечо Шона. Тот сидел в одной рубашке, так как отдал пиджак Тиффани - холодный воздух не позволял долго любоваться небесным хрусталем.
Шли домой под руку, почти в обнимку, порой молча. У квартиры, как ни странно, не дежурила тетушка Майра...
И это радовало.
Ее энтузиазм мог все испортить.

- Так, ты, наверное, замерз и немного проголодался, признавайся. - Тиффани повесила пиджак на спинку стула. - Сейчас будем-с греть.

20:29 

Siri Weissfeld
Beam me up, Scotty!
Часть I.
Глава 3.
"Smells like... breakfast?".


Шон привык вставать рано, обгоняя солнце, когда стоит только вытянуть себя из кровати, совершить небольшую прогулку - и ты уже бодр и свеж. Главное - не останавливаться на одном месте, ведь движение - это жизнь!
Но в этот раз всё было по-другому. Проснулся профессор скорее от запаха, непривычного в этом доме в общем и в этой квартире в частности. Харрису даже показалось, что что-то горит, но после недолгих раздумий, включающих задействование сонных извилин, мужчина понял, что пахнет едой.
Еда - хорошо. Однако же... откуда бы ей здесь взяться?
Увы. Соображения касательно минувшей ночи пришли незамедлительно.
Шону стало настолько стыдно и страшно, что, вместо того чтобы выползти на свет Божий, он поплотнее накрыл голову одеялом, надеясь, что в таком положении можно будет прожить остатки своей жалкой жизни.
Подумать только! Студентка! Его студентка!
"Ага. А вчера тебе не было так стыдно," - Язвительно подсказало услужливое подсознание.
В конце концов, решив, что под одеялом спрятаться от случившегося у него никак не выйдет, профессор рискнул высунуть нос.
Пахло вкусно.
Вздохнув, Шон привел себя в более дееспособное вертикальное положение и принялся одеваться.

00:49 

"Show me the right thing to do." 

Siri Weissfeld
Beam me up, Scotty!
Вот... черт.
Путешествие сквозь пространство и время с помощью каких-либо манипуляторов воронки, не приуроченных, например, к ТАРДИС - занятие не из приятных. Однако же, Йанто Джонсу казалось, что этот раз побил все рекорды. Вот черт.
- Вот черт, - Сказал Йанто, найдя рядом с собой опору в виде холодной, влажной кирпичной стены. А что? Выбирать не приходилось: асфальт под ногами был еще менее првлекательной перспективой, хотя - спасибо гравитации! - более притягательной.
А день ведь обещал быть таким спокойным...

Прогноз активности обещал относительно большое количство времени, за которое вполне себе можно было бы отдохнуть от безумной беготни, длившейся на протяжении последней недели, спокойно поработать с документами, навести порядок в архиве и побыть с теми, кто тебе дорог. По крайней мере, Гвен уже сообщила Рису столь радостную весть о раннем возвращении домой. Йанто был уверен, что уж они-то найдут себе занятия на пару вечеров.
Но... Торчвуд бы не был Торчвудом, если бы все было так просто и легко. Затишье обычно возникает перед бурей - и этот раз, увы, решил не задерживаться в рядах исключений. Вереница событий, включающая в себя опасную преступницу, Теневую Прокламацию, украденный из архивов девайс и, собственно, путешествие, закручивалась с новой силой. И вот они здесь.

- Джек, ты уверен, что нас забросило по адресу?
Подворотня какая-то. Не слишком уж похоже на будущее, с точки зрения Йанто. В том же Кардиффе таких мест полным полно. И, как правило, каждое кишит уивелами.
- Капитан Харт, должно быть, всучил нам бракованное устройство. Уф, такое чувство, что меня наизнанку вывернули, а затем наспех вернули, как было...

@темы: Doctor Who, Torchwood, freeplay

22:15 

Beam me up, Scotty!
Flashback #1.

Вечер не задался с самого начала: ни у военных, ни у штатских. Первым под этот самый вечер привалило работы, а последним... что ж, последним вполне хватило и волнений.
Пробираясь сквозь толпу людей, Шон Харрис вспоминал, как буквально пару часов назад огромный, дымящийся дирижабль миновал Кейтаун, чудом не задев ни одной важной конструкции, лишь обломав верхушки нескольких городских деревьев и рухнув недалеко от Синего озера. Пожар успели предотвратить оперативные горожане, но сам факт крушения был уже чем-то из ряда вон выходящим: падающие дирижабли - это не такое уж и частое явление, не говоря уже о зрелище.
Ученый протиснулся между зеваками к линии оцепления, оправил длинный плащ и кое-как пригладил непослушные пряди, норовящие встать торчком. В одной руке мужчина держал небольшой кейс.
Бегло высмотрев, где у этой махины вход (проем без дверей, но с выставленным возле него караулом), Шон, игнорируя представителей вооруженной части населения, направился ко все еще дымящемуся дирижаблю.

02:03 

Doctor Wooster
[The body is with the king, but the king is not with the body]
Часть I.
Глава 2.
"А вы надолго заняли диван?".


- Нет, вы не понимаете, мне нужно именно в ту квартиру!..
- Зачем? Почему? Опять ваши опросы, ага, знаем, знаем мы как вы несчастных обворовываете, а он и так бедненьких худенький, хотя уже сколько лет-то, а детей нет, и ты поду-умай! Пришла тут разфуфыренная дамочка, на каблучках, да в юбке! И..
- Это штаны.
- Вы посмотрите на нее! Старших перебивает, вот молодежь пошла, старых в счет не ставит! Да я в твоем возрасте бочки тягать могла, а ты, щуплая, небось спортом не занимаешься, да...

"Зато я могу управлять летательными аппаратами, старуха".

Пока крикливая соседка с лавочки продолжала свой монолог, Верт воспользовалась тем, что она отвлеклась на внутреннюю сторону своих век, и быстро проскочила в подъезд.
Да, она не выучила этот урок.
Да, она не понимает эту тему.
Да, это она случайно опрокинула профессора, когда размахивалась, чтобы дать пощечину Джейсону.
Да, она не выучила урок несколько раз подряд и не принесла курсовую.
Но дополнительные занятия на дому.... Господи, какой позор. Какой позор, учиться у Шона, который даже и не совсем... не совсем.
Как это объяснить с точки зрения логики?
Пока Тиффани поднималась, одновременно перебирая в голове эпизоды из воспоминаний не сего мира, за ней внимательно наблюдали маленькие любопытные добрые глазки.
Их обладатель следил за девушкой с самого начала криков - те проделали путь от первого этажа, до верха, задев уши любопытных соседей.
Коим и был обладатель. Точнее, обладательница.
Тетушка Майра. Тетушка Майра походила на добрую пышку, приправленную сверху жидкими седыми волосиками. Вечно застегнутый на все пуговицы пуховик, легкая серебряная шаль сверху, вне зависимости от погоды. Голубые глаза и внимательные уши женщины следили за всем происходящим в подъезде.
На этот раз Майра быстро проанализировала ситуацию, и, словно шпион выполнивший сложное задание с блеском, вся раскрасневшаяся от радости, на секунду заскочила к себе в квартиру, быстро выскочила, держа какую-то корзинку в руках, и кинулась как коршун на дверь, что была напротив.
- Эй, Шон, дорогой, это тетушка Майра! - Застучала женщина, от нетерпения переступая с ноги на ногу. - Открой тете. Тете открой, касатик!

02:18 

"Thou shalt not remember."

Siri Weissfeld
Beam me up, Scotty!
Часть первая.
Глава I.
"Профессор, а у Вас самого есть хоть одна... константа?"


- ...и таким образом, - Продолжал профессор, увлеченно продолжая исписывать доску вдоль и поперек. - Мы имеем константу, которую можно заменить другой подобной константой и получить противоположный вид энергии, задействованный в процессе... Причем прошу заметить! Противоположный! Ни в коем случае не ее отсутствие!..
Он уже было занес руку с маркером над чистой, еще совсем недавно покрытой новым слоем побелки стеной, но сумел вовремя остановиться.
- Гм. Что ж... - Он отошел, чтобы не загораживать собою написанное и, оперевшись поясницей о стол кафедры, еще раз пробежался глазами по массивной формуле, занимающей все пространство доски. Затем он тихо извинился перед аудиторией, подскочил обратно к стене и исправил где-то в середине "2" на "3". И только потом обратил взгляд на своих студентов.
- Естественно, возникает вопрос: а какие же константы являются подобными, если они не одни и те же? И как можно заменить константу, если она постоянна? И вот здесь мы снова обращаемся к теории относительности Айнштайна, что дает нам возможность сделать расчет по формуле как минимум в двух различных вариациях...

Профессор Харрис, преподаватель физики в Кеммервилльском Университете, был человеком увлекающимся. Если он начинал говорить, то обычно сей процесс был долгим и довольно занятным для стороннего наблюдателя.
Если, конечно, говорил он не о физике.

Все его теории выливались одна из другой с несгибаемой логикой, однако все они были крайне... непонятными. Это как вращение земли. Ты понимаешь, что оно происходит, но, увы, никак не можешь понять почему, несмотря на то, что этому есть научное объяснение. В самом деле... Ну что скажут тебе все эти формулы? Все это надо представлять, видеть, чувствовать... Харрис был тем, кто видел и чувствовал.

Но сейчас, пока он ждал, когда студенты закончат переписывать с доски, чтобы хоть кое-как освободить там место для новых записей, профессор Харрис понимал, что только что явно снова ступил за пределы программы и здравого смысла. Противоположная энергия... Откуда он это взял?
"Айнштайн всегда говорил о тьме как об отсутствии света. Никто никогда не утверждал, что "за" темнотой может быть что-то еще."
Но мысль, что может быть лишь отсутствие чего-то, без всяких противоположностей, казалась ему такой... неправильной.

00:16 

Doctor Wooster
[The body is with the king, but the king is not with the body]
Автор: J_R_R_R
Бета: Не родился, но погиб.
Название: "Печеньки"
Дисклеймер: Есть. Авторы звери. Особенно один из них - деньги дерет, сука, даже если вы просто назвали в честь героя своего хомячка.
Предупреждение: Может разыграться фантазия.
Рейтинг: PG-13 — могут читать с родительского разрешения дети старше тринадцати лет, ибо тут есть Виктор. Как факт и показатель.
Пейринг: Виктор/Печеньки/Эрнст


В начале в проеме показалась шляпа.
Шляпа была мятой.
Потом показалось лицо.
Лицо было еще более мятым чем шляпа.
читать дальше

@темы: Виктор/Эрнст, Фанфикшен

23:23 

Doctor Wooster
[The body is with the king, but the king is not with the body]
Часть Вторая.
Глава III
"Мама?!"


Было облачно, но тепло.
В парке достаточно много господ. Дети с воздушными змеями (последняя новинка), дамы в дорогих платьях и с кружевными зонтами в руках, чинно вышагивали по мощеным дорожкам. Идиллия, право слово.
А вот мужчин сегодня на улице было почти не видно - такое время мужья просиживали обычно на работе, с тоской глядя в окна, скучая по солнцу, семьям и отдыху.
Поэтому вероятность того, что Эрнст и Виктор выделялись средь общего тона толпы, была очень велика. Даже если учитывать тот факт, что они старались не ходить по самым многолюдным парковым дорожкам или привлекать к себе внимание. К чему?
Толпа даже раздражала.
Во всяком случае, подручный стал чувствовать себя намного лучше, когда они повернули на почти пустой участок. Почти - около дороги стояла пожилая женщина с коляской и, кажется, беспокойно теребила подол длинного платья. Женщина была совсем небольшого роста, из под шляпки виднелись редкие рыжие волосы, но осанка дамы была достаточно прямой. Она не походила на леди из низших слоев общества.
- О. Молодые люди! - Женщина заметила мужчин и рассеяно попробовала привлечь к себе внимание, но, при этом, от коляски она отходить явно не желала - часто оглядывалась на нее, переводя взгляд к шедшим и обратно.
Виктор вопросительно поднял бровь и переглянулся с консильери.
- Отзываемся?

14:34 

Siri Weissfeld
Beam me up, Scotty!
Часть вторая.
Глава II.
"Семья."


Лестница показалась Эрнсту его личным подобием ада.
Пока он с трудом поднимался, он с досадой вспоминал случай, когда Гессу тоже пробили плечо, и последствия действительно не были столь… неприятными. Хотя в Гесса явно стреляли не сверху, пуля прошла навылет, да и калибр, насколько он мог судит по ощущениям - весьма субъективным - был чуть меньше.
Толкнув дверь, он уже не мог видеть, кто точно находится в комнате. Силуэты и звуки.

- Дон… - Только и успел начать он, как пол коварно ушел из-под ног. Какой-то туман закружился перед глазами…

Туман развеялся через несколько минут, слившихся для Эрнста в один миг. Очнулся он на полу, а уже в кресле. Пиджак с него явно стянули, воро рубашки оказался расстегнут, а в горле хозяйничало легкое жжение. Еще через минуту, по вкусу на губах, он сообразил, что в него влили немного коньяка. Что ж. Может быть не слишком приятно, но в днный момент весьма эффективно.

23:45 

[The body is with the king, but the king is not with the body]
Часть Вторая.
Глава I.
"Ваш столик, Сэр!"


Ритм. Четкий ритм в ушах, полумрак вокруг, в этом ритме. Легкая дымная ароматная завеса.
О, эти восхитительные дамы и господа в роскошных костюмах. Средь меховых накидок было не видно спин, за мундштуками горят хитрые обольстительные улыбки. Мужские шляпы, мужские ухмылки, у дам - дорогие платья с вырезами почти что до бедра, зализанные модные прически, дорогой, благородный алкоголь, в изящных пальцах бокалы сверкают красным.
И все это в облаке духов, в облаке сигаретного дыма и легкой, почти что ненавязчивой мелодии, за которой мало кто мог бы услышать очень сокровенные разговоры - слова просто растворялись в атмосфере, доходя лишь до ушей тех кто умел слушать.
Ритм.
В этом ресторане он не прервался даже тогда, когда из-за тяжелой занавеси выскользнул толстый джентльмен и, поклонившись благородной публике, громко произнес:
- Дамы и Господа! Через несколько минут Вас ослепит наша искорка, наша певица, которую за крутой, но отнюдь не отталкивающий, а больше завлекающий нрав прозвали Влькирией. - Он говорил мягко, глубоко, очень интригующе.
Пианино произнесло несколько аккордов. Джентльмен приподнял шляпу, дабы отвесить поклон особым гостям - прямо перед сценой был столик, за которым находилось шестеро. Они прекрасно одеты, у них великолепный парфюм, а мундштуки самых смелых дам уже давно покачиваются в их сторону, зазывая, привлекая.
- Я прошу Вас подождать лишь мгновение и приготовиться к выступлению.
Маэстро ресторана скрылся в бархате, пианино зазвенело в предвкушении.
Ритм стал тише, заставляя притихнуть всех в зале.
Занавес легко шевельнулся.

@темы: "Часть Вторая"

21:35 

Siri Weissfeld
Beam me up, Scotty!
Часть первая.
Глава VIII.
"Сколько волка не корми…"


Тюрьмы Каперлло, как и любого другого города в этом государстве, никогда не отличались особыми удобствами. Мангуст утешал себя тем, что здесь было хотя бы чисто.

Он честно не считал дни и не знал, сколько он здесь пробыл. Дни текли медленно и неторопливо, наполняя существование скукой и полной бессмысленностью. Раз-два заключенный пытался выпросить что-нибудь почитать, но поскольку все книги, которые были ему более-менее интересны, обладали еще и нехилым весом, в просьбе было отказано. Удалось раздобыть лишь томик все известной классики. И только спустя некоторое время, Мангусту перепала газета.

"Уже ноябрь?!"

Дата явно не была розыгрышем, что значило, что прошло уже два месяца. А он так ничего и не предпринял, чтобы убраться отсюда.
Недостаток информации касательно мисс Мейендорф вгнял его в бездну апатии уныния. Но это было после того, как…

Первую неделю Рем буквально кипел от злости и "надавливал" на все "рычаги", до которых только мог дотянуться. А все с одной целью, которая к концу этой самой первой недели была достигнута.

Черный был мертв.

Не зная точно, что делать дальше, Ремус потерял интерес абсолютно ко всему. Он оправдывал себя перед собой же тем, что давно хотел устроить каникулы. Несмотря на то, что на каникулы это уж никак не могло походить.

Казалось, кто-то разом забрал у него волю к жизни. Так бывает со спортсменами, потерпевшими сокрушительное поражение и осознающими, что второго шанса не будет. С той только разницей, что Мангуст предварительно не знал о наличии такого шанса. И, собственно, о том, для чего он был дан.

Вот и сейчас, лежа на чем-то, что в тюрьме принято называть "кроватью", и изучая географию потолка, он никак не мог распутать клубок мыслей, сцепившихся вокруг этого эфемерного "упущенного".

18:29 

[The body is with the king, but the king is not with the body]
Часть Первая.
Глава VII
"Чашку чая?".


Атмосфера в "столовой" (как ласково звали допросную ее работники), была удушающей и давящей. Оскольд молча читал новый лист дела Мангуста, Саймон заполнял документы. Казалось, они издевались над Ремусом одним своим присутствием.

Его поймали "с поличным", ничего не сказав. Просто скрутили и привезли в участок. Ни слова о Николь, ни слова о нападении - наручники, стул, веревка, бумаги. Теперь же Суровый и Вендзли словно чего-то ждали, не торопясь приступать к допросу. Формальности?..
Как это не похоже на детектива!
Так прошло полчаса. Или час?..Неизвестно. Тишину в этой комнате старались не нарушать. За дверью застыл караул - и Мангуст это знал. О, как же это, и, правда, не походило на тот "допрос", о котором когда-то шутливо отозвалась Николь.
Скрип пера действовал на нервы.
Решетка на окне, что ведет во двор.
- Итак. - Наконец просипел Суровый, посмотрев на Мангуста с еле сдерживаемой ненавистью. - Вы знаете, почему вы здесь?

00:10 

Siri Weissfeld
Beam me up, Scotty!
Часть первая.
Глава VI.
"Can I still return to my only Woman?"


Мангуст шел привычной дорогой, щелкая пальцами в такт какой-то навязчивой мелодии, засевшей ему в голову.
Трудно было сказать, в каком настроении он находится. Застывшая ухмылка была несколько горькой, хотя глаза будто смеялись. Но над чем? Над миром? Над глупостью своего хозяина? Или над жизненной иронией?

Как бы то ни было, ноги принесли Ремуса к магазинчику парфюмерии, ароматы которого были практически осязаемы уже за несколько шагов до двери. Постояв немного перед оной, чего обычно с ним никогда не бывало - ну в самом-то деле, откуда может у него появиться сомнение в правильности такого простого действия, как посещение места, которое ближе всего подходит под определение "дом"? - Мангуст вздохнул и вошел.

- Ребе-е-екка… - Насколько мог, лучезарно улыбнулся вор, привычно растягивая слова. - Есть что-нибудь новенькое для меня?

Он оперся локтем о прилавок и чуть одернул воротник. Галстук сегодня отсутствовал как класс, зато наличествовало все остальное: шляпа, пиджак и неизменная дневная щетина.
Ремус попытался запереть все свои недавние размышления поглубже да подальше, но это не совсем у него получалось.

01:24 

Doctor Wooster
[The body is with the king, but the king is not with the body]
Часть Первая
Глава V
"Опасные узоры"


Работа не шла. Оскольд уже несколько дней сидел в кабинете, но думать о преступниках у него не получалось. А Саймон все "подождите еще немного, подождите". Чего он добивается? Морить девчонку голодом (не смертельно, но основательно), не давать ей выходить, а если и давать, то с охраной....
Что-то тут не так. Но от дальнейших размышлений Сурового отвлек звонок и он вновь окунулся в дела преступного мира, на этот раз правда ограниченные мелкой кражей.
Николь мрачно смотрела на корешки книг, абсолютно не испытывая желания взяться за какую-либо из них. Отбил всякий аппетит к знаниями Саймон, который заходил буквально час назад - принес пару коробок с подарками, цветы и намекнул, что дескать если она хочет в душ то только с ним. Намекал он так громко, что даже вороны за окном услышали - ветки аж затрещали.
Сейчас же Мейендорф сидела на кровати закутавшись в одеяло и старалась успокоиться. Первый день она лежала пластом, стараясь не шевелить больным плечом и не утруждать голову (на щеке до сих пор был неплохой синяк). На второй она ходила из угла в угол, била ногой в дверь, кричала, а после старалась открыть решетчатое окно, но бестолку - замок открывался только снаружи. А дотянуться пальчиками даже до скважины не получалось - решетка была сделана в виде узоров, стрел с острыми концами, поэтому самая отчаянная попытка закончилась каплями крови на простыне. Кровать стояла прямо под окном, обеспечивая приятный вид перед сном на железные, хоть и видоизмененные, прутья.
Третий день Николь думала. Да, она отдала рассуждения и разбору собственных чувств весь день. Зачем полезла защищать? Потому, что это было просто омерзительно - ясно же, что Мангуст этого не совершал. Знала же, что отец взбесится. Правда не предполагала что так. А Саймон.... Он выполнял свою работу, да и подарки приносит, и вроде жених, и.... И это проклятое "вроде". Подарки дорогие. Слишком дорогие, чтобы быть приятными.
Зато тайком еду приносит. Ну, как - тайком. "Отец ваш против, но я уговорил".
Хоть бы сладкое раз принес.
Про Мангуста Николь старалсь не думать все эти дни - что-то ее настораживало в чувствах к этому преступнику. И мысли странные, и образы, и...
И какого черта она о нем вообще думает? Да, он, конечно, не совсем обычный негодяй, но все же негодяй, каких тут много! А впрочем...
Мейендорф закуталась покрепче - сквозняк, а она уже приготовилась ко сну, переодевшись в ночное платье, которое ввиду своей тонкости особо не грело. К сожалению, самый верхний этаж отличался плохой теплоизоляцией и стоило солнцу скрыться....
Зато подоконник широкий.

С той стороны решетки.

Девушка в отчаянье уткнулась лицом в колени - еще несколько дней взаперти и она сойдет с ума.
Завтра будет четвертый день домашнего ареста.

15:25 

Siri Weissfeld
Beam me up, Scotty!
Часть первая.
Глава IV.
"Браслеты - это не аксессуар".

С самого утра день не задался.
Судебные процессы - дело довольно утомительное, они никогда не нравились Ремусу из-за количества воды, которую неизбежно лили судью, присяжные, свидетели, прокуроры, адвокаты и все остальные.
А еще ему не нравилось слушать свое дело.

Мангуст находил нелепым то, как самые обычные действия и деяния коверкались дурацкой сухой терминологией. Он сам неплохо знал законы и уголовный кодекс, что делало подобное мероприятие невыносимо скучным.

Но на этот раз все было куда хуже. Дело приняло новый оборот, тотчас прибавив преступнику серьезности.
Его кто-то сдал. А это фактически значило, что кто-топодтвердил его участие во всех тех делах, к которым ему вот уже сколько лет удавалось поддерживать миф о своей непричастности. В этот раз все просто так не обойдется.

"Надо было сваливать из города раньше. О чем я только думал?"
Но ирония была как раз в том, что Ремус прекрасно знал, где оступился. Простые человеческие слабости и мечты о счастье - это не то, что нужно человеку, занимающему в преступном мире чуть ли не самый верх. Если он вообще в нем есть…

Мангуст видел, как вошел его друг. Гесс коротко кивнул в знак приветствия и покачал головой, на что Ремус лишь пожал плечами.
Интересно, Ребекка тоже прийдет или не рискнет светиться?

00:47 

Doctor Wooster
[The body is with the king, but the king is not with the body]
Часть первая.
Глава III.
"В этом парке не бывает ссор".


Если бы Мангуст тогда внимательнее изучил заметки Оскольда, он бы мог отметить очень знакомое имя, что мелькнуло в бумагах Сурового не один раз.
Саймон, Саймон Вендзли.
Фамилию называли редко - миру Каперлло хватало для счастья одного лишь имени.

Саймон славился своими необычными способностями в поприще поимки преступников. Казалось, что он не просто угадывает - он знает кто виноват и что в этом случае нужно делать. Естественно, детектив являлся занозой в заднице у всех подпольных предпринимателей города - большой, острой и не вынимаемой занозой. Поймать, уличить, собрать улики.... Профессионал. Естественно, если для одних Саймон был неприятностью, то для других он был воплощением Мира во всем Мире. К другим относились: служанка в доме, где жил Саймон, его личные помощники, фанатики своего дела, старый рыжий кот, живший под лестницей, под второй ступенькой, Оскольд и половина города. Женская. Неизвестно, правда, почему эта половинка считала, что мир во всем мире, это: широкие плечи, зеленовато-желтые глаза, рыжие волосы, обворожительная улыбка, сильные руки и деньги, которыми руководили и играли эти руки. Но, может быть, были основания так считать, как думаете?

Сегодня Вендзли решил оставить ненадолго нелегкое дело детектива и прогуляться в приятной компании. Приятная компания была одета в узкое, нужной длины платье, туфли на модном каблучке, неизменный жакет с высоким воротником и милую шляпку, которая старательно бросала тень на чуть потухшую улыбку.
Право слово, Николь бы с удовольствием осталась дома читать книжку. Но отец молча указал на табличку "Саймон В., Детектив", и погрозил пальчиком.
А она что? Она, в принципе, не против. Чрезвычайно милый молодой человек с нежным глубоким голосом (тоже часть Великой Справедливости и Мира во всем Мире).
Просто сколько уже можно идти по этому парку?

Опасен, но свободен

главная