00:50 

Doctor Wooster
[The body is with the king, but the king is not with the body]
- Она могла это сделать. Потому, что она - мое зеркало. У вас есть зеркало, мистер Холмс? Кто-то такой же умный, как вы... кто-то, кто сделал нечто, которое повесили на вас. Потому, что он так захотел, потому, что он создал новые правила игры. И вы опозорены, а он - жертва, невинная и чистая...
... Вы не сможете это доказать, Шерлок Холмс, потому что это - единственная правда.

- Поэтично, но это мало о чем мне говорит.
...Хотя говорит, пожалуй, слишком многое. И именно то, что не хочется слышать ни от кого, что и так горит отпечатками на газетном листе. Как след от клейма. Призрак авиационной атаки.
Зеркало, мистер Блок? Да что вы знаете о зеркалах...

- Я смотрел ему в глаза, мистер Холмс. И оно предало меня. Зеркало меня оттолкнуло. И я простил его. Не сразу, нет... но я ушел. И зеркало, лживое, как и я, пошло за мной. Этакая тень, мстительная, фальшивая. "Я не такая, как ты"... ложь.

- Отражения никогда не искажают действительность. Они только притворяются, что показывают совершенно другое, но на самом деле...
Это все еще ни о чем мне не говорит, мистер Блок. Мне нужны детали. Я не могу ухватить за гладкое стекло.

- Стекло, говорите?
Посмотрите заключения, посмотрите бумаги, прозрачно как стекло - у них нет доказательств. Но что может быть легче, чем все повесить на меня?..
Я не говорил, что искажают. Я сказал, что оно лжет.
Миранда такая же, как я. Но только хуже, она - женщина. И ей хватило этого факта, чтобы осудить меня на пожизненное, пожизненное, мистер Холмс.

- Пожизненное не так страшно, когда есть возможность оправдать себя. Я официально мертв. А еще я - официально - самый большой источник лжи на этом острове за последние пять лет, что, несомненно, приближает меня к другому вопросу.
Почему. Вы. Мне. Верите?
Я видел заключения, и Вы правы. Ничего более прозрачного не увидишь даже в хороший день в пабе.
Но мне нужен ключ. Все улики давно заполучили истекший срок годности. Кровь могла бы помочь, но сами понимаете...


- Не только вы официально мертвы.
Но и Миранда. Моя милая Миранда... я может и подонок, ублюдок, и люблю игры, но убивать ее?.. Нет. Что угодно, но не холодное тело.
Почему верю?.. Дайте подумать...
Потому, что я - первоклассный лжец.
И я в тюрьме. Я убийца. Насильник. Разрушитель. Мошенник. И что со мной будет, если я вам не поверю?.. Что-то более худшее? Правда?
Ха.
Где-то ходит официальный труп, полный крови и счастья, от того, что я - тут.

Питер задумчиво облизал верхнюю губу.
Почему верю? Как прозаично...

- Чтобы найти один труп, дай след другому. Вот это прозаично, мистер Блок. Похоже на шутку.
Убийца, насильник, разрушитель, мошенник... Знакомый послужной список, но ни разу не видел его в полной комплектации. Вы действительно так о себе думаете? Не узнаю иронию, если она здесь уместна.
Я не люблю лжи.
Я смогу помочь, только если все это действительно правда.
Но зачем?


Блок щелкнул языком.

- Думаю, знаю. Или это обо мне думают, знают... неплохая разница, да? Зачем...

Пришлось припасть к самой решетке, что их разделяла.

- Затем, что всё указывает против меня. Но это не так, и ни Вы, никто кто-либо еще не сможет это доказать, Шерлок Холмс, потому что это - единственная правда, во всей истории.


Есть такие моменты, когда ты практически чувствуешь, как кто-то всего-лишь легонько вздернул удочку вверх - и вот, ты уже на крючке.
Хуже, когда такие моменты время от времени повторяются, но ты все равно не способен ничего с этим сделать.

Холмс сделал над собой усилие, чтобы не отступить на шаг от решетки.

- Тайное становится явным. Мне всегда нравилось это правило.

...ох, если бы оно работало всегда...

- Если я не сумею ничего найти, никто не сможет.

...и никто не станет...

- Есть что-то, о чем я не прочту в отчетах и протоколах?

Пальцы погладили прутья решетки.
- Дайте подумать... впрочем, я всегда думаю. Они могли убрать из отчета любую деталь. Самую незначительную. Или не придать значения тому, что Миранда хотела бы мне отомстить. За самоубийство ее брата. Она была уверена, что виноват я, она никогда не подумает, что я бы не тронул мальчика. Знаете, мистер Холмс... он был как я. Одиноким. Слишком умным для окружения. Тем, кто бродил отдельно. Он был лишен родительской ласки в полной мере, я - лишен родителей. И я знал и знаю, что Миранда никогда не понимала таких, как он. Как мы. Отшельников. Ее прекрасное тело не вмещало подобного подозрения, этих мыслей, что может быть в его самоубийстве виновата она? Всегда главная, всегда первая, о, я читал ее дневник. Родилась второй, после сестры, какое упущение. И она отбирала у всех всё. У сестры - парня, у брата - внимание. Но виноват я...
- А еще, мистер Холмс, - хитро и опасно улыбнулся Блок, - нет ни слова о том, что сентиментальность порой заставляет людей не трогать ничего. Ни-че-го. Чтобы все осталось как было. Каждая пылинка... каждая ворсинка...


- Сантимент - слишком непостоянная переменная, - сказал детектив, занимая себя перчатками, - порой она заставляет ничего не трогать, в ином случае проще убрать все с глаз долой. Еще бывает, когда люди просто ничего не чувствуют, либо слишком рациональны.
На сантименты нельзя полагаться, кроме как в личном общении с людьми, потому что сантименты - это эмоции, а эмоции должны подаваться горячими. Нужно быть прямым свидетелем им, чтобы брать те в расчет. И никак иначе.

- А вы проверьте.
Блок не отрываясь смотрел на Холмса.
- Если я выйду, у меня хватит компенсации и конфискованных средств, чтобы обеспечить одному знакомому трупу достойное укрытие. Не думаю, что у вас с этим все очень хорошо.

Шерлок какое-то время молча смотрел в ответ.
- Пожалуй, нет.
Пойман снова.
- Услуга за услугу, мистер Блок?
- Можно и так. Само производство вам все равно оплатят, так что в убытке не останетесь. Просто можете... не увидеть. Не найти. Но ведь такое случается, мистер Холмс.

Язык обвел контур губ, по мягко открытому кругу.

- ...Посмотрим, - практически хмурясь выдавил детектив. Вызов был настолько мягким, что придраться к нему было менее, чем невозможно. И все-таки, все-таки... Это почти как бросание кости в открытую дверь псарни.
Скажи, человеку, не верящему в невозможное, что что-то является этим невозможным, и смотри...


- Пить хочется. Ужасно, что здесь нет вина...
- Вином можно утолить жажду? Или Вы имели в виду "напиться"?
- И то, и то. Вы не пьете?
- Не часто. И тем более не во время работы.
- Ах, да. Значит, вы уже взялись за мое дело? Прекрасно.
Блок вновь улыбнулся, особенно странно, в своем стиле.
- Я бы с вами выпил вне работы, но, увы, - я в тюрьме.
- Увидим, как долго это будет продолжаться. Можете начинать считать, мистер Блок.
- Дни? Часы?
- Как больше нравится.
- Хорошо, мистер Холмс.
Бернард медленно кивнул, так что кадык дернулся.
- Берегитесь отражений.

На это детектив улыбнулся уголком рта.
- Мое уже мертво.
- Мое официально тоже.

Бернарда смерили взглядом, как будто бы собираясь к этому добавить что-то еще.
- ...Увидимся, мистер Блок. Как только будут новости.
- Жду не дождусь~
Блок еле заметно подмигнул.

Шерлок Холмс просто развернулся и ушел без лишних слов, повторяя в обратной последовательности свой собственный маршрут. Он старался не анализировать, какое впечатление оставил у него визит в это учреждение.
Никаких впечатлений, никаких эмоций.
Не нужно.
Нельзя.
Что ж...
Пожалуй, стоит начать с того, что собрала полиция. И с адресов.



У него не так много шансов.
Практически, единственный.
Кудрявый такой шанс, чтобы выйти.

Как ни странно, Холмсу он практически не врал. Может потому, что не хотел, может потому, что нужно было выдать правду для дальнейших действий. Может потому, что сыщик мог понять.
Ему рассказывали про Шерлока Холмса. Люди ужасно болтливы и совсем не умеют прятать информацию.
Правда, говорили, что он мертв. Впрочем, как и Миранда Коттон...
Его дорогая Миранда.
Его лживая Мирри.


Бумаги. Бумаги, бумаги, бумаги. И фотографии.
В отеле очень плохо думается, но задерживаться где-либо надолго нельзя.
Бумаги и фотографии просто орут "Мы его подставили!", но не отвечают на самый главный вопрос: как?
Все доказательства слишком очевидны, чтобы быть правильными. Кровь на ключах в кармане? Чушь.
Никто, ни даже самый бестолковый преступник при отсутствии любого практического опыта и мозгов, не способен оставить настолько явную улику без хотя бы попытки ее устранения. Может ли быть так, что Блок о ней просто не знал? Если так, что все, что он сказал вполне сходится с действительностью.
Нужно притормозить с выводами. Позже. Больше фактов.
Холмс смахнул половину бумаг с кровати на пол и вытянулся поверх одеяла.

Ключ лежит в той ночи, когда произошло предполагаемое убийство. Возможно, придется осмотреть место происшествия, если удастся. Там уже ничего нет, конечно же, но так проще. Ориентация на местности, чтоб ее... Нужно уделить больше внимания количеству крови. Жаль, нет образца. Проблема в том, что фотографии не дают полную картинку, или же дают ее слишком отчетливо. Кровь принадлежит девушке, это доказал химический анализ, но фотография. Кровь пытались... смыть? Похоже на то. Почему не закончили избавляться от нее? Такая же слишком явная улика, говорящая "посмотри на меня, здесь было убийство". Ориентир для бестолковых ищеек.
В отеле плохо думается...


И, как обычно, это пойло омерзительно.
Это даже обедом не назовешь. Превратила его в собаку, Мирри, заставила питаться объедками. Не может быть, чтобы она не знала, насколько весело быть в тюрьме. Она же такая любопытная, столько всего попробовала... стольких на вкус.
Нет, это отвратительно, он не будет это есть.
Он не хочет ходить по кругу на прогулке. Ему надоело спасать свою жизнь и свой зад, особенно сложно с этим было в душе, все прямо к нему липнут. Понятно, почему, сложно не запасть, но в тюрьме... в не женской тюрьме - это не столь приятный факт для самоутверждения.
Если этот Холмс так хорош - то все вернется. И не только средства на счет в банке.
Миранда и Сьюзен ошибались, о, как всегда, - деньги не главное.
И этот опыт заключения, он тоже возьмет его, выпьет, ибо боль может быть похожа на проклятие, и в то же время можно обратить ее в дар.


...Ключи нашла Наоми (они все еще женаты или?..), что говорит либо о том, что улика действительно там была (подбросили/Бернард положил туда, но этот вариант по ряду причин уже не совсем подходит), либо Наоми имеет к этому какое-то отношение. Где тут были показания...
Шерлок свесился с кровати, чтобы перебрать скинутые на пол распечатки.
Наоми Стоун.
Что ж... Судя по всему, характер у этого Блока тот еще. Эмоциональных причин хватит на несколько пожизненных. И понятно, почему суд присяжных даже не ставил под вопрос свое решение. Эмоции правят миром.
Звучит печально.


Миранда была Мирри.
А он будет Шерри.
Почему нет? Он просто будет его так называть, Миранда всегда неадекватно реагировала на.
Миранда, Миранда, он только о ней и думает.
Естественно. Из-за кого он здесь? Эти две сучки...
Точно, его милая женушка. Хотя вряд ли уже женушка, небось, оттяпала его дом. И после этого он занимается махинациями. Почему нельзя было выбрать вариант "засадила мужа в тюрьму, получила всего его деньги"? И что, что они от Лауры.
Лаура тоже была милой.
Но ей не придумать забавное имя.
Это грустно.


...После того как дело закрыли вернулась в Австралию. Почему? Этот факт тоже может оказаться важным. Стоит проверить, сколько времени она жила здесь и по каким причинам могла вернуться после "потери" Блока. Еще бы неплохо свериться с данными по полетам, посмотреть каким рейсом она летела. И узнать, собирается ли она когда-нибудь вернуться.
Шерлок снова откинул распечатки куда-то в сторону. Дело сложное только тем, что нет алиби и пока нет зацепки. Как будто ты видишь что-то через слой стекла и не можешь ничего взять. Но ты видишь - и это раздражает еще больше.
Лишь бы не пришлось лететь в Австралию по ходу дела.

Через несколько часов после того, как Шерлок Холмс получил распечатки, к нему в номер постучался работник отеля.
Тот сообщил, что к мистеру Шерлоку Х. пришел некий Август С.
И этот некий Август С., сам, в свою очередь, с сообщением от уже не столь неизвестного Б. Блока.

Стоило ли отнестись к таким новостям с подозрением? Наверное, нет.
Оставив завал бумаг в том же состоянии, как когда детектив из-под него выбрался, чтобы открыть дверь, Шерлок спустился к ресепшену, где по совместительству еще находился бар.
Хостел, не иначе. Откуда они вообще взяли, что они - отель?
И кто такой этот Август С.?


- О, вы мне и нужны.
Достаточно грузного вида человек поправил небольшие очки и папку под рукой.
Дорогой костюм, сухие пальцы, белый воротник, зализанные волосы, не шибкого ума явно, но...
- Рад знакомству. Август Серфен, адвокат Брендана Б. Блока.

Холмс только поднял бровь.
- Мы назначали встречу?
- Нет, это инициатива моего клиента. Он просил меня к вам заехать, передать часть документов по делу, предоставить визитку и дать номер телефона...
Мужчина завозился, доставая все перечисленное.
- По которому с ним можно связаться. Не часто, но можно. Это номер кого-то из обслуживающего персонала.
- Замечательно,- безэмоционально заметил по-идее мертвый детектив, которого удалось найти человеку, не знавшему его адреса. Замечательно.
- Ваш клиент сказал Вам, где меня найти?
- Да, сэр. Если честно, мистер Блок меня не посвятил в детали. Просто описал вас и сказал, куда прийти.
- Замечательно, - повторил Холмс, - как оперативно с его стороны.
А вот это уже действительно интересно.
- Так вам нужны?..
Август протянул папку.
- Просто что-то кроме отчетов. Это записи всех допросов участников процесса, дополнения, некоторые детали, убранные из основного дела, как не имеющие оснований.
- Замечательно, - уже с б/о/льшим чувством сказал Шерлок, забирая папку. - Как раз то, что нужно.
- Ну-с, моя визитка в папке, я всегда на связи. И... как мне вас называть?.. Боюсь, мистер Блок...



— А ты не понимаешь, да? — продолжал он. — Ты не можешь победить. Смотри!
Он схватил стакан, наполовину наполненный соком лайма, и грохнул им об стол так, что жидкость расплескалась по столу, а мелкие кусочки стекла разлетелись по полу.
— О черт! — вырвалось у меня. — Что, по-твоему, ты сейчас делаешь?
— Смотри, — повторил он, сел и стал крепко сжимать разбитый стакан в руке. — Я всегда одерживаю победу. Я могу выдержать то, что ты не можешь.
— Какого черта…
— М-м-м? — улыбнулся он мне, хотя и побледнел.
— Ты сумасшедший, Боже!
Я схватила его руку, сжатую в кулак, и попыталась разжать пальцы. Между пальцев выступила кровь и стекала на запястье.
— Ты должна попросить меня, чтобы я остановился.
— Ты чертов безумец!
— Попроси меня прекратить это.
Я смотрела на кровь, хлынувшую из руки. Услышала, как входная дверь открылась, как шаги Кэрри направляются к нам. Она начала с извинений за свое бурное поведение, потом остановилась и стала дико кричать. Брендан продолжал улыбаться мне. По лбу струился пот.
— Прекрати, — взмолилась я. — Прекрати!
Он разжал руку и стряхнул осколки на стол. Кровь лужицей собиралась на вытянутой ладони и уже стала стекать па стол.
— Вот тебе, — сказал он перед тем, как выйти из комнаты.



- Хаус. Шерринфорд Хаус.
- Аха. Хорошо, мистер Хаус. У меня встреча, прошу меня извинить. Если что, через меня всегда можно связаться с мистером Блоком.
- Да, спасибо, что нашли время, - почти механически ответил на это Шерлок, - все это как нельзя кстати.
...Поскорее перебрать.

- До свидания, мистер Хаус.
Август по фамилии Серфен быстро, но неуклюже ушел.

Путь обратно в номер был преодолен со скоростью в два раза большей, чем до этого. Несмотря на лестницу и третий этаж.
В этом деле слишком много интересного. Не столько непонятного, сколько несостыковывающегося, но...
И определенно человек, стоящий за всем этим, тоже личность незаурядная. Этого у него не отнять.

- Естественно он взял бумаги. Как я и сказал, разве нет?
Блок с неудовольствием смотрел на свои колени. Тюремная одежда ему не идет. Он хочет полосатые брюки. И галстук.
- Мистер Хаус был удивлен...
- Хаус.
- Да, Шерринфорд Хаус, сэр.

Шерри.

- Конечно, удивлен. Все в порядке, большое спасибо. Как только будет что-то новое - сообщите мне, Август. Все, до свидания.
Будто это он прекращает встречу, будто это его игра, а не время на "свидание" кончилось.
Хоть что-то он контролирует. Здесь можно умереть от скуки. Блок пустым взглядом окинул коридор, по которому его вели. Стуки из камер, суки завыли. Главное, не отвечать на повизгивающие усмешки из-за решеток, иначе нагнут ведь, при встрече. В душе.
Сколько он тут уже - и все держится. Ах, какой молодец.


Несостыковки. Вот они. Объединяющие всю иррационально эмоциональную картину во что-то более приемлемое для анализа.
Оброненные нечаянно слова, никем не замеченные и оставленные. Лучше, чем Рождество. Гораздо, гораздо лучше.
Игра начинается завтра, когда можно будет начать проверять факты. Казалось бы, чего стоило мимолетное упоминание Наоми, что она знает Миранду?
Вопросы, вопросы, вопросы.
Откуда.
Как долго.
Было ли это до всех хитросплетений с Блоком или уже в их время.
Если да...
Случайность? Совпадение? Закономерность?
И связано ли это с тем, почему именно Наоми нашла решающую улику?
Знакомство, авиабилеты. И, может быть, место преступления.


Это абсурд, ведь правда?
Он пытался доказать, что это абсурд. Да, он лжец. Прекрасный лжец, между прочим. Но вешать на него убийство...
И не просто убийство, а невероятно грязное убийство?
Смешно.
О, нет, он никогда не забудет день суда.
Абсолютная. Глупость!
Блок кинулся кружкой в решетку, - раздался гулкий звон железа. Никто не выдаст заключенному стекло.
Стекло, стекло, стекло, все идеально прозрачно.
Кто-то его сильно ненавидит в суде. Присяжные? Судья? Миссис... боже, Холмс! Правда, лучше Шерри Хаус.
Шерри. Ему нужны будут документы. Ничего, с этим проблем не будет...


И этот разговор о зеркалах.
Странный, слишком метафорический, но почему-то очень правильный.
"- Берегитесь отражений.
- Мое уже мертво.
- Мое официально тоже."

Задело. Въелось. Запомнилось.
Нужно больше мер предосторожностей. Вполне возможно, что и поездка в Австралию не такая уж и плохая мысль... Куда уж дальше, если подумать?
Холмс еще раз обвел взглядом самопроизведенный бумажный хаос, после чего все так же отправил все на пол. С этим он разберется попозже. Завтра нужно быть в форме, чтобы успеть сделать как можно больше.
Поэтому сейчас - спать.
Рационально спать.

- Спать, всем ложиться спать!

Как он Орет.
Почему он так орет? Почему, почему, почему...
Бернард выбрал верхнюю полку. Он понимал логику насильников (не без оснований), поэтому не решался подставляться. Никакого риска. Выйти невредимым. Назло.
Куда могла деться Миранда, вот в чем вопрос. Сам прокурор заметил - в машине Блока нет следов ДНК. Тела нет. Ни живого, ни мертвого.
И столько крови.
Он ведь... испугался даже тогда. Пока не понял, что его обвели. Обманули. Что она подсыпала ему?
Что-то длительного действия... что-то, что било не сразу...


Не очень-то легка жизнь призрака, который не может проходить сквозь стены.
Когда нельзя проникнуть, куда хочется и нужно, просто пройдя сквозь стены, когда нельзя закрыть глаза в метро с тем, чтобы тебя не толкнули в час пик, когда ты официально мертв, но у тебя пока еще остается возможность умереть фактически, и тогда никто не заметит...
Последнее было бы не такой уж проблемой, не напомни Блок ему об отражениях. Он и сам рассматривал возможность такого поворота, но все проверки, сделанные им, указывают на обратное.
Джеймс Мориарти мертв.
Или все думают, что он мертв. Даже на мнение Майкрофта по этому вопросу полагаться не следует. В конце концов, его сумел одурачить его собственный младший брат.

Середина дня, все еще есть возможность что-либо предпринять. Всегда нужно оставлять для себя план B. И Бартс тому прямое доказательство.
И наверное, стоило бы написать.
Холмс, уже минуту крутивший телефон в ладони, быстро набрал сообщение незабвенному Августу С.

"Скажите ему, я в пути. ШХ"

"Мистер Б. просил передать, что ждет"

O du lieber Augustin, Augustin, Augustin,
О du lieber Augustin, alles ist hin.


Блок проиграл мотив на решетке, глядя на уходящего охранника.
Дело пошло? Пошло, Шерри?

Пошло. Практически поехало, плавно, как только тронувшийся со станции поезд.
Нужно еще несколько деталей, которые свяжут картинку воедино.
И будем молиться, что на рельсе не окажется монетки.

А тюрьмы все еще оставляют тягостное впечатление, как ни крути. Как будто в них не хватает воздуха.

- Доброго дня.
Раздалось тягучее приветствие, как только Шерлока провели в камеру.
- Мой адвокат сумел добиться того, чтобы мы говорили не через решетку. И не через стекло. Стекла раздражают, правда?
- Куда больше, чем решетки, в любом случае, - ответил детектив, мнение которого в этом вопросе все равно мало учитывалось.
- Вы пришли.
Блок как птица повернул голову чуть вбок.
- Значит, есть некий вывод. Некий итог.
- Есть. Хотя итог изначально ясен, важна цепь событий. Взгляните на это.
Холмс протянул заключенному в два раза сложенный листок со списком пассажиров рейса 32-10.
Блок протянул руки, закованные в наручники.
Длинные пальцы развернули бумагу, темные глазапробежались по тексту.
- Я сам передал ей вещи Лауры...
- Интересный феномен, да? Слишком много мертвых в последнее время делают вполне себе "живые" вещи. Есть, правда, еще кое-что любопытное.
- Правда?
Острый взгляд словно пытался прорезать Шерлока насквозь, как алмазное лезвие по стеклу.

Что в совокупности с мрачно пустой атмосферой камеры несильно, но ощутимо давило на самообладание.
- Есть причина, по которой родители Миранды могли бы внезапно собраться в Австралию, при условии, что покупка билетов была совершена не с их банковской карты?
- Разве что их кто-то там ждет.
Изогнутая улыбка словно сломалась.
- Записи с камер наблюдения в аэропорту. Если это не будет достаточным доказательством того, что убийство не было совершено, то можно поискать что-то еще. Но если жертва в итоге жива, то ни кровь, ни что-то еще не имеет значения. Вы согласны, мистер Блок?

- Доказать, что она на камерах, если есть. Найти ее. И кровь, ДНК, ее. Недостаточно, мистер... Хаус? И ваше имя... стало слишком длинным.
- Не намного длиннее, чем было.
- Я буду звать вас Шерри.
Острая улыбка отпечаталась на лице. Блок, не моргая, глядя на Шерлока, подошел ближе.
- Шерри Хаус.

Наверное, Холмс впервые за все время изменился в лице. Не столь явно для окружающих, но не столь незаметно для того, что может смотреть так пристально.
- Я предпочитаю "мистер Хаус". Этот вариант Вас не устраивает?
- Не всегда. Неужели для вас это эмоционально важно? Для Мирри было важно. Она. Ужасно. Злилась...
- Фамильярность, мистер Блок.
- Не имеет значения, Шерри.
- Что если это имеет значение для меня?
- Почему?
- Эмоциональная важность? Принципиальность? Суеверность? Можете выбрать сами.
- Эмоциональная важность? Правда?
Блок подошел еще ближе, с интересом изучая Холмса.

Шерлок не двигался. Не двигался чуть больше, чем то было незаметно.
- Почему нет? Я считал, это обычное свойство людей. Присваивать эмоциональную важность чему-либо, что каким-либо образом принадлежит им.
- Но вы не обычный человек, мистер.
Почти в упор.
- Все, кто в это верил, - вкрадчиво произнес детектив, - сейчас считаются самыми большими дураками.
- И после этого я маньяк...
- Я бы мог побороться за титул, если бы был официально способен сесть за решетку.
- Не хотите присоединиться?~

Холмс тихо фыркнул, скользнув по помещению взглядом.
- Не думаю. Тем более, что Вы вроде как выразили желание выбраться отсюда как можно скорее.

- Да, точно.
Лицо резко изменилось, словно став... добрым.
- На этой неделе я докажу несостоятельность наших судебнорасследовательских систем. Боюсь, что мне придется все сделать от имени Вашего адвоката.

- Не волнуйтесь, главное, знаю я.
Блок протянул Шерлоку бумагу.
- Я запомнил данные. И мне нельзя ничего иметь здесь, увы, я слишком опасен для общества. Шерри.

Решив на этот раз никак не комментировать изменения в своем имени, детектив забрал распечатку.
- Тогда ждите, мистер Блок.
- А что мне еще тут делать? Разве что спасать свой зад, местное население считает его достаточно привлекательным. Я не спорю с этим фактом, но...

- Тогда удачи с этим.
Холмс даже не улыбался, но усмешка проскользнула где-то на полусознательном уровне.
- Благодарю.
Одна бровь изогнулась, выделяясь.
- Я почти уверен, что в следующий раз увижу Вас уже свободным человеком. Тюремная одежда на Вас смотрится чуть лучше, чем старый мешок.
- Меня сильно не любят. Меня могут убрать, мистер... Хаус. И я даже в мешке могу выглядеть неплохо, поверьте.
- Не рискну проверить. Насчет же остального... в моих силах сделать все как можно скорее.
- Я буду ждать, Шерри.

Шерлок кивнул, после чего посмотрел на решетку.
- Я должен подать сигнал?
- Они придут сами, как только закончится время. Хотите уйти?

Боитесь меня?

- Поддержание разговоров - не моя сильная сторона.
- Иногда достаточно просто смотреть. Вы же не разговариваете с зеркалом?
- Я не так уж и часто остаюсь наедине со своим отражением.
- И правда. Здесь никого нет.
Улыбнулся Блок.
- Совсем никого нет.
Прошипело эхо змеей.
- Только я и вы. Вы боитесь зеркал, мистер Хаус?

- Я не... - Холмс не так уж часто приходил к тому, что арсенал слов внезапно начинал подводить его, но, видимо, это был как раз тот случай.
С другой стороны, он никогда об этом не задумывался.
- Уж не хотите ли Вы сказать, что...
...мы похожи?

- За вами пришли.

Жизнерадостно возвестил Блок, показывая взглядом на охранника. Тот как раз вошел, осмотрел Бернарда (тот сделал "глазки", дескать, куда лезет, ужас) и кивнул.
- Время кончилось, вам пора идти, сэр.

— Не суди меня слишком строго, — сказал Дэвид. — Он не был мне другом. И была еще одна собачья история. Но я точно не помню все подробности. Кажется, они где-то снимали дом, а сосед действовал им на нервы. Это был пожилой человек с одной из этих запаршивевших тощих собак. Пес с лаем бегал по саду, сводя всех с ума. Брендан очень хорошо умел обращаться с животными. Мой друг рассказывал, что даже при нападении самого злобного ротвейлера Брендану ничего не стоило почесать у собаки под подбородком, и приблизительно через пять секунд она уже от удовольствия переваливалась по земле с бока на бок. Вот так он и схватил надоедливого пса и затащил его в закрытый кузов грузовика какого-то строителя, который должен был вот-вот отъехать. Вокруг находились люди, которые считали, что Брендан пошутил, но он не шутил. Появился хозяин, сел в грузовик и поехал, направляясь к дороге, а из кузова раздавался собачий лай. Неистовый.
— Значит, тот человек потерял свою собаку?
— Брендан объяснил, что проверяет россказни, которые напечатаны в местных газетах, о собаках, которые находят путь домой из неизвестной им местности, преодолевая расстояние, равное многим и многим милям. Он заявил, что совершенно определенно опровергает это.


- Да. До свидания, мистер Блок.
Если до этого у Шерлока и были какие-то эмоции, то теперь, кажется, его их лишили. Осушили. Выпили. Он не удивится, если Бернард Блок когда-то учился на психиатра, хотя куда более жутко было бы узнать, что тот просто /чувствует/. Нити психологии людей. И знает, за какие тянуть.
Как. Этого даже Мориарти не удавалось. Только куда более примитивный уровень...

- До свидания. До свидания, мистер Хаус.
Повторил Блок, тихонько смеясь. Про себя. Нельзя посылать ощутимую вибрацию в воздух, надо... он и так почувствует.
Конечно, он услышит.
Шерри.


Мальчик, в возрасте около десяти лет, в аккуратном школьном блейзере, широко улыбается в камеру, — это точно Брендан. Я сняла фотографию со стены и показала ее женщине.
— Госпожа Риз, — обратилась я, указывая на фотографию, — это Брендан.
Она нахмурилась и уставилась на фотографию.
— Это Симон, — сказала она, не отрывая взгляда.
— Симон?
— Симон и Сьюзен.

— Си был неплохой мальчик, — сказала она.
— А как со школой?
— Он учился в школе Обертон, хорошо занимался, но ненавидел, когда ему указывали, что нужно делать, или критиковали его. Все было бы очень хорошо, если бы они не… — Она запнулась.
— Если бы что?
— Не имеет значения.
— Его наказали?
— Им не нравились такие умные мальчики, как он.
— Его исключили?
Она затушила сигарету, жадно допила остатки лимонада и встала.
— Хотела бы я посмотреть, на что они готовы сейчас, — сказала она.


Если бы у Холмса была шерсть, то она бы наверняка встала дыбом вдоль позвоночника.

Позже он смеялся над собой. Смеялся, наверное, немного нервно и какое-то время не мог остановиться, но факт оставался фактом: это абсурд. Полный, полнейший. Он Шерлок Холмс. Он официально мертв. Он официально не боится ничего, что доступно рациональному объяснению. Официально.
Но можно ли это все как следует разложить по составляющим?
Еще одна Собака из Баскервилля...
С собакой было проще.

Шерри.
Он повторяет это чаще, чем Мирри.
Странно. Он же одержимый, как и она. И они отражения.
Но она мертва.
И Шерлок мертв.
Они все - мертвецы, ах, как чудно. Живые трупы, чувствующие боль, но боль, боль, это же не только проклятье. Это дар.
Где он это прочитал?
Он читал так много, с таким смаком, что ему делать, как не читать.
Si. Мертвые души. Запертые души.
Как ты умер, Шерри, в позоре, как и Блок. Сучка Наоми, он помнит ее взгляд. Они смотрели также на тебя, детектив, о, да.
Хитрые, лживые фальшивки. Да как они смели так осквернять Игру.
Но ничего. Он им еще улыбнется.


— Не знаю. Всегда что-то происходит.
— Да это был пожар, — вступила вторая женщина. — Конечно, это было задолго до нас, но люди продолжают вспоминать об этом.
Я повернулась к ней, по коже побежали мурашки.
— Пожар?
— Здесь был пожар, — повторила она, — Понятно? Весь одиннадцатый класс выгорел до основания, сгорела половина помещения для занятий информатикой.
Она показала на низкое здание из красного кирпича, стоявшее в глубине двора и выглядевшее новее остальной школы.
Я включила зажигание, но продолжала сидеть при холостой работе двигателя, уставясь на новое классное помещение, представляя себе яркое пламя с оранжевыми языками. Месть Симона Риза. Я дрожала в теплой машине. Знак, который я понимала, граффити, нацарапанное на стене: месть Брендана.


Хотелось смыть с себя этот взгляд. Тот все еще ощущался, как последствие ожога, с той только разницей, что ощущался не на коже, а под ней.
Это злило. Очень.
Никто не смеет просто так залезать к нему в душу. Он этого не позволял, это сделали без спроса.
И этот вопрос: а сделали ли?
Нет фактов. Нет ответов. Нет цепи. Нет... ничего.
Даже горячая вода в душе не помогает. Не затирает пятен, только подчеркивает.
Черт.


- Мне здесь скучно.
Заметил Блок, глядя на охранника. Тот оказался слишком тупым, чтобы испугаться тона, и слишком тучно-глухим, чтобы ответить. Зато решили ответить другие. Те, на кого Бернард не смотрел. Мужчина увидел на грязном полу тень и понял, что позади него - враги.
Плохо. Неприятно.
- А может мы тебя развлечем, а?
- За что он тут... о, точно... изнасилование ведь?
- Хах, петушок-то в курсе. Однако мы не девочки, малыш.

Сокамерник чиркнул взглядом по фигуре Бернарда. Тот не отвечал. Тот ждал, прикрыв глаза. Ждал нужного расстояния.
Они шагнули к нему - он слышал колебания воздуха. Он видел их лица затылком. Он сосредоточился.
Открыл глаза и резко обернулся.
И всех, кто ранее стоял сзади, обожгло. Откинуло. Разрезало взглядом, лезвием бритвы под кожу, стальным острым хлыстом тело рассекло на полосы.

А потом он улыбнулся.

Через полчаса Бернарда Б. Блока перевели в отдельную камеру.




После душа легче физически.
А теперь - сосредоточиться.
Несколько писем по электронной почте: в архив, в полицию, инспектору, кто вел дело.
Холмс? Какая ирония.
Сообщение Августу С.
"Жду Вас завтра же утром в лобби хостела. ШХ"
Куртка, ключи, деньги...
CCTV. Он успеет разобраться с этим сегодня.

"ББ просил передать, что вам идет это пальто. Просто вы мало смотрите в зеркало. Я процитировал. АС"

"Передайте BB, что я не интересуюсь отражениями. ШХ"
Еще немного, и он будет избегать любые зеркала.

Ответа не последовала.
Видимо, с передачей были сложности.
Или Блок не захотел отвечать текстом.
Текст не передает выражения лица.

Но Шерри мог бы представить.
Он видел его глаза, кстати, красивые, и в них читалось то, что нужно.
Связь. Читалась связь.


— Мне очень жаль, что тебя вовлекли в это, — обратился Брендан к Наоми. — Мне хотелось защитить и уберечь тебя. Я проклинаю себя. С тобой все в порядке?
— О, тебе не надо защищать меня! — воскликнула она. Она нежно смотрела на него и протянула руку, чтобы дотронуться до его щеки.
— В любом случае это моя вина. Я позволила ей войти.
— Я ухожу, — проговорила я.
— Да, пожалуйста, — сказал Брендан.
Он сделал несколько шагов в мою сторону так, что теперь смотрел на меня сверху вниз. На его лице появилась едва заметная затаенная улыбка.
— Моя бедная Мирри.



К сожалению, воображение у Холмса наличествовало.
Позже надо бы постараться удалить все эти детали из памяти.
Стереть.

Возвращаясь в отель, когда солнца не было видно уже как минимум пять часов, Шерлок думал, зачем он вообще все это делает.
...Слишком много риторических вопросов в последнее время.

"Моего клиента перевели в отдельную камеру. Сказал передать. АС"

"Значит ли это, что я могу не торопиться? ШХ"

"Только если вы считаете, что быть наедине с собой - это благо.
ББ"

"Еще какое. ШХ"

"Тогда почему вы боитесь зеркал? ББ"

"Они слишком точные. Так не должно быть. ШХ"

"Они лгут, как и все, Шерри. ББ"

"Да. Но в хорошую сторону или в плохую? ШХ"

"Такого понятия нет. Просто - ложь. Все зависит от нашего восприятия. Ты запомнил мою улыбку? ББ"

"Это важно? ШХ"

"Мне интересно. ББ"

"У меня хорошая визуальная память. ШХ"

"У меня тоже. Я запоминаю взгляд. ББ"

"Интересно. Вы запомнили мой? ШХ"

"Вы забыли? У меня хорошая визуальная память. ББ"

"Вам это что-то говорит? Взгляд человека. ШХ"

"Почти все, что мне нужно. ББ"

"Что конкретно? ШХ"

"Что захочу. Что вам сказала улыбка? ББ"

"Многое. ШХ"

"Что конкретно? ББ"

"Что захочу. ШХ"

"Как эхо. Или как...
ББ"

"Stop it. ШХ"

"Ты понял, Шерри. Буду ждать тебя. В одиночной камере. ББ"

"Мне нет причин приходить, разве нет? ШХ"

"Найдутся. Прости, мне придется отдать мобильный его хозяину. Моему адвокату. ББ"


Он пожал плечами:
— Он не в твоем стиле.
— А какой же у меня стиль?
— Ты больше человек-кошка, чем человек-собака.
— Не возьму в толк, о чем ты.
— Он больше похож на собаку, чем на кошку, не понимаешь? Нетерпеливый, стремящийся к тому, чтобы его заметили. Кошки более независимые и равнодушные.
— Значит, я независимая и равнодушная?
— Нет, со мной ты не такая. Но такая с людьми, которых знаешь не так хорошо.

— А почему бы и нет? У меня нет семьи. Может быть, именно поэтому я и влюбилась в Брендана. Подумала, что мы оба сироты, которые встретились, чтобы защищать друг друга в этом странном безумном мире.
Наоми резко засмеялась, и ее смех был похож на лай, затем потрясла головой, словно вытряхивая из нее что-то.



С чего. Он. Так. Во всем. Этом. Уверен.
Холмс скинул телефон на пол, решив на сегодня закончить с какой-либо перепиской. Хватит.
Завтра он передаст копии записей с камер наблюдения адвокату. И все. Он никуда не пойдет. Нет причин, нет мотивации, бессмысленное действие.
Незачем.


Сьюзен Лиле, сестра Симона, жила в доме номер 33 на улице Примроуз-Креснт, находившейся на восточной окраине города, около кладбища, Это был ряд бежевых и серых домов, В доме номер 33 были занавешенные окна, красная дверь с отслаивающейся краской и звонок. Когда я нажала на него, зазвучала мелодия: несколько нот из песенки «Сколько времени торчит тот собачник в окне?».


Блок остался один. Вновь.
Впрочем, как всегда.

Он придет, это точно. Абсолютно точно.
Когда Бернард впервые рассмеялся, это услышали все. Ибо смех мужчины был похож на отрывистый, заливистый, хриплый лай.


Он все-таки пришел. Через день, когда процесс по проведению повторного расследования и пересмотра решения суда был запущен, но еще толком не достиг своего пика для финального аккорда.
Сам Холмс объяснял это тем, что у него оставались вопросы.
Но.

- Мистер Хаус.
Отметил Блок, когда решетка со скрежетом закрылась.
Сам мужчина сидел у стены, опустив голову, так что свет не касался лица.

- Мистер Блок.
Надо сказать, что день, проведенный без непосредственного контакта с "клиентом", неплохо сказался на спокойствии детектива. Хоть какой-то баланс был восстановлен.
Надолго ли?
Тот взгляда не поднял. Только чуть улыбнулся, незаметно.
- Вы пришли. Зачем?
- Хочу спросить про тот день, когда должно было произойти предполагаемое убийство.
- Что вы хотите знать?
- Что случилось на самом деле.
- Разве это не ваша работа, мистер Хаус?

Блок решил встать, но голову так и не поднял. Свет, слишком тусклый, не позволял видеть лицо. Тени, тени...

- Я мог бы воссоздать картину детально, осмотрев место происшествия, а не вчитываясь в смазанные отчеты идиотов из полиции.
Холмс и сам отбрасывал длинную тень, стоя к свету практически спиной.

- Мертвецов не впускают в дом? Даже с адвокатом?..
- Учитывая, сколько прошло времени, и что в квартиру уже успели въехать новые жильцы, это было бы бессмысленно.
- Я вошел. Открыл дверь. Она не была против. Предложила выпить. Конечно, я выпил. Вино. Сладкое. Одуряющее...
- Это все?
- Нет. Потом был секс. На полу.

Блок выдал эти слова настолько пошло, насколько позволяла самая грань. Даже не видя его, можно было услышать, как он облизнулся.

Холмс сделал усилие, чтобы не сглотнуть.
- Тогда я полагаю... Вы находились здесь все это время вполне заслуженно.
- Я не сказал, что она была против.
С хрипцой. Усмешка.
- Вскрикивала? Да, немного. Отбивалась?.. Почти нет. Она хотела, иначе бы трупом был я. Ни единого синяка. Ни царапинки. Быстрый. Секс.
- Я не сказал, что сделал такой вывод, основываясь только на одном случае.
Шерлок прошел вдоль решетки.
- Сейчас Вы говорите как типичный насильник. Не разочаровывайте меня так быстро.

- Что? Не один случай? Какой я пострел. Нет, вы меня так слышите. Как хотите слышать.
Пауза.
- Далее я отключился. Не типичная для меня ситуация. Очнулся, попытался остановить Миранду. Я понял, что вино было слишком сладким. Она кинулась впрочь. Я поднялся. Меня шатало, я плохо видел. Качало, пока шел, кидало на предметы. Я с трудом дошел до ванны. Помню, что сказал, что не могу ее отпустить. Попытался ее поймать, как-то... удержать?.. Но она оттолкнула меня. И я упал. И не смог встать. Я смотрел на нее, а она... ждала. Лицо сморщенное, красное, злое. И все. И вновь - отключка.

- Пожалуй, это все детали, которые меня интересовали, - кивнул Холмс. - У меня есть предположение, что это было в вине, но теперь это не играет особой роли. Кровь в ванной и на ключах были понятны с самого начала, но... Да, мистер Блок. Вы не умеете выбирать спутниц жизни.
- Увы. Я поганый собственник. Увидел, понял, что мое. Как пес. Я ее, но и она - моя. Миранда не оценила доверия. Но я ее оставил, вот что... она пошла за мной. Ненавидя - следила. Подглядывала, искала... хах.

Молчание.
- Ох уж эта кровь. Я бы не был столь тупым, чтобы оставить ее. Какого она обо мне мнения, она и Наоми...

- Дело не в том, какого они о Вас мнения. Дело в том, чему поверит суд. Чем очевиднее улика при отсутствии алиби - тем быстрее все можно провернуть.
- Кровь не всегда аргумент.
Заметил Блок и поднял лицо.

Видимо, раз его не смогли достать в камере, до него добрались в другом месте. Скула была рассечена, половина лица - в засохшей крови, шея, ухо, воротник.
Улыбаться Бернард не переставал, однако теперь нижняя губа была с трещинкой, которая ломала нужное выражение, вкропляя болезненное ощущение.

Детектив поежился от такой картины, но решил никак не комментировать.
В конце концов, его взгляд, судя по словам Блока, мог сказать тому все, что угодно.
Что ему захочется.

- Платочка не будет?
Буднично уточнил Блок.

Холмс молча скользнул рукой в карман и протянул упомянутый предмет.
Визуальная память теперь нуждается в чистке еще больше.
Руки в наручниках. Пришлось протянуть обе.
Блок, все еще глядя на Холмса, лизнул , влажно, платок, и стал стирать кровь около уха. Видимо, больше всего мешала.
- Спасибо.

- Не за что, - на автомате ответили Блоку. - Основательно Вас обработали.

- Они пока только поздоровались.
Платок перешел к щеке.
- Цивилизованное здесь общество. Вежливое.

И к нижней губе.
- Не отнять. Поверьте, поздоровайся они с вами. вы бы не стали называть насильником меня.
- Кто знает...
Холмс не мог перестать следить за движениями.
- Я знаю. Черт.
С шеей вышло, но вот до ключицы было не достать, с наручниками на запястьях.

- Еще один вопрос, мистер Блок. Как Вы узнали, в каком отеле я остановился?
- За вами проследили.
Бернард все пытался стереть мерзость с шеи. Он, в общем-то, не так много с себя смыл, платком, но зато основные куски убрал.

- Кто? Уж точно не Ваш адвокат.
- Не беспокойтесь, он не враг. Просто подвернулся мальчишка за монетку.
- Для человека с пожизненным сроком заключения у Вас слишком много свободы.

- У меня просто есть адвокат. И я все еще здесь. Ай.
Позволил себе высказаться Блок, задев рану на губе платком.

- Это ненадолго.
- Это было бы хорошо. Ибо после Приветствия идет Разговор.
Бернард сплюнул кровь.
- Бесполезно. Возьмите платок, Хаус. Правда, я его подпортил.

- Вам не разрешат его оставить, я так понимаю?
- Нет. Мало ли.

Холмс протянул ладонь.
И Блок вложил в нее платок, даже чуть нажав, будто выжимая кровь на кожу Холма. Пальцы у Бернарда были длинными и прохладными.

Шерлок убрал платок обратно в карман, стараясь не смотреть на свои руки. Ему не хотелось точно знать, остались ли на пальцах пятна или нет.

Блок стоял на том же месте, молча вглядываясь в Шерлока.
Время еще не пошло к нужной точке, поэтому пока Бернард.. читал.
Что хотел.

Не чувствовать себя неуютно при данном раскладе было невозможно, но Холмс старался хотя бы это ощущение не показывать. Ощущение подкожного паразита вернулось. И в этот раз вряд ли он мог отделаться от него горячим душем.
Улыбка медленно расползлась по лицу, в глазах мелькнул ядовитый блеск. Трещина на губе угрожающе натянулась.
- Что дальше, Шерри?

Шер-р-ри.

- Завтра-послезавтра все доказательства того, что Миранда Коттон жива, будут официально зафиксированы. Можете начинать планировать уик-энд.

Что он имеет в виду под "дальше"?

- О, я придумаю, чем заняться не здесь.
Протянул Блок.
- Еще ваша плата. Помните?
- Трудно забыть, когда в плате есть нужда.

- Вы правы. Получается, мы нуждаемся друг в друге?

Шерлок эту мысль обдумал.
- Можно и так выразиться.

362714988 (05:03:40 16/02/2013)
- Меня это устраивает.
Блок попытался слизать кровь с собственной губы.


Холмс всматривался в его лицо. Когда кровь перестала скрывать детали, стало проще восстанавливать картину произошедшего. Какие именно удары и под каким углом, где соскочило, приблизительный рост атакующих... Честно говоря, завораживало.

- Вы меня читаете.
Просто заключил Блок, спокойно, лишь чуть шире открыв карие глаза.

- Конечно, - сказал Холмс.
- И как?
- Чтение ран всегда было для меня одним из самых интересных занятий.
- Чем именно интересно, мистер Хаус? Что вы представляете?

- Все, - выдохнул детектив. - От приложенной силы в ньютонах до угла замаха, траектории движения... И это наименее поэтичное из всего.
Хотя поэзия науки по-своему прекрасна.

- Вы представляете боль?
- Нет. Зачем?
- Я бы представлял.
Хмыкнул Блок.
- Зачем? - повторил Холмс.
- Хочется...
- Физическая боль, как скучно.
- Не всегда.
- Боль не представляет для меня интереса. Только ее последствия.


Шерлок переступил с ноги на ногу.

- Понимаю...
Шерри.
Шер-ри.
Время еще не вышло.

- Почти половина всех человеческих действий является последствием той или иной боли.
Время еще не вышло.
И оно тянулось.

- Действий и эмоций, мистер Хаус.
Блок незаметно, даже для самого себя, успел прикусить и без того пухлую нижнюю губу, и из той вновь потекла кровь.
Детектив склонил голову набок.
- Это уже другая половина.
- Разве раздельно? Не думаю.
- Может быть и так. Но эмоции и действия не всегда соприкасаются с болью, а боль, к сожалению, довольно сильный мотиватор.

- А это уже другой вопрос.
Капелька дошла до подбородка.

- Например. Что бы Миранда Коттон не сделала, чтобы упечь Вас сюда, у уверен, что у нее были достаточно веские на то причины.
Впрочем, у каждого преступника, если он не психопат, всегда есть веские причины.
- По ее Мнению. Но не на законных основаниях. Что бы было, мистер Хаус, если бы все было на Эмоциях? Если бы умирали те, кого мы не любим? В тюрьму сажади тех, кого мы, и только мы, хотим там видеть?

- Тогда бы все жили в таком же мире, в каком живу я.

Он заметил каплю крови только тогда, когда та уже сорвалась с подбородка Блока и через мгновение разбилась о бетонный пол.

Бернард не обратил внимания, красная дорожка осталась четким отпечатком.
Блок только улыбнулся.

- Идеальном?
- Для меня? Более чем.
- Но мы в нем не живем.
- Не говорите обобщающе, мистер Блок.
- Ох, как же я та-ак.
В глазах мелькнуло что-то темное.
- Каково быть мертвым, Шерри?

"Шерри" слегка прищурился.
- Это... интересный опыт.
- Это не скучно?

- Согласно распространенному мнению, мертвые не могут скучать. Но учитывая, как скучно мне было жить, это утверждение, по всей видимости, на меня не распространяется.
Он не мог понять, куда клонит Блок.

- Ясно...
Как-то глядя мимо Шерлока, выше, протянул мужчина, еле улыбаясь.
- Я буду знать.

Холмс вопросительно поднял бровь, но вербально задавать свой вопрос не решился. Все равно не получит ответ.
Что там со временем, кстати?..

Еще не пришло.
- Хотите мне что-нибудь сказать?
- Касательно дела? Разве я уже не сказал все, что нужно?
- Касательно чего хотите.

- Хм...
Необычный вопрос. Но не лишенный правды.
Черт.
- Зеркала. Возможно, Вы правы.

- В чем именно?
- Я боюсь зеркал.
А Блок слишком напоминает отражение. Уже, правда, мертвое отражение.

- Все боятся зеркал, мистер Хаус. Нет ничего страшнее, чем увидеть.
Шепнул Бернард.
- Не все боятся зеркал, - упрямо возразил детектив. - Далеко не все.
- Все. Просто не все об этом знают.
- Кто-то принимает то, что видит в зеркале. И потом... не значит ли это, что вы тоже боитесь зеркал?

Блок широко улыбнулся.
- Конечно. А они - меня.

- Двусторонняя обратная связь. Любопытно...
- Очень. А ваше отражение вас боится, мистер Хаус?

- Оно мертво, разве я не говорил?

- Боялось. Прошедшее время, хорошо.
Блок словно нехотя согласился с фактом.
Холмс на этот раз действительно задумался, перекатывая в голове различные моменты, небольшие эпизоды и все линии коммуникаций с "отражением".
- Пожалуй... нет. Но здесь это работало в обе стороны: не боялся не только он.

- Пожалуй, я поверю.

Где охранник, что со временем? Уже становится скучно.

- Сотрите у меня с подбородка дорожку от капли. Я прокусил губу.
- Я вижу.
Бровь снова поползла вверх. Самое яркое выражение эмоции, которое позволял себе Холмс здесь.
- Вы более чем способны сделать это сами.

- Я вам отдал платок. Вы меня боитесь?
- Ну почему же сразу боюсь, - детектив снова выудил платок из кармана, подходя на шаг ближе, - может быть я просто не любитель пачкать руки.

- Охотно верю. Зачем марать свои? Но я же не прошу стереть ее пальцем...
Язык прошелся по здоровой верхней губе.

- Что меня больше интересует, мистер Блок, - сказал Шерлок, сохраняя абсолютное безразличие и поднося плато к чужому подбородку, - зачем Вы вообще просите.
- Должен был приказать?

Холмс надавил на прокушенную губу чуть сильнее, чем предполагалось.
- Интересно было бы услышать.
Блок остро улыбнулся и впился черным вороньим взглядом в Шерлока.
- Смой. Мою. Кровь.

Вибрация низкого голоса заставила задрожать теплый, спертый воздух в камере.

- Ну, ка-ак? Шер-ри.


Газа расширились, зрачки сузились, или так, по крайней мере, ощущалось, но... странным образом это парализовало и заткнуло куда-то поглубже только успевшую немного расправиться уверенность.
Холмс застыл, в нерешительности, что ему делать. Голос разума тведил о несостыковках в реакциях организма на внешний раздражитель, но, увы, он оставался всего лишь голосом и мало что мог в данном случае исправить.
Зачем он вообще спросил.


- Надеюсь, я тебя удовлетворил.
Паузу.
- Твое любопытство. И в уголке губ еще солоно. В правом.

Замешательство переползало в злость как-то уж слишком просто.
- Сам слижешь.
Чтоб тебя.

Язык послушно обвел губы, не торопясь, и лишь потом влажно стер багровое пятно. Не сразу, а аккуратно, в несколько заходов.
Платок вернулся в карман, а Холмс остался со странной тягой к рукоприкладству. Не важно, что гипотетическому.
Это все намеренно выглядело тем, что люди называют "соблазнительно"?

- Спасибо.

- Даже не упоминайте.

Блок тихонько засмеялся.

- Не вижу здесь ничего забавного, - немного напряженно сказал Холмс.
- Вам и не нужно, мистер Хаус.
Блок словно принюхался. Как пес.

За дверью послышались шаги. Время.

Какое облегчение.
Холмс постарался придержать свою линию плеч в том же состоянии, потому что при звуках приближающегося охранника напряжение немного сняло.
- Время.
- Время.
Поднял брови Блок, покачиваясь, с мыска на пятку, с мыска на пятку...

- Прощайте, мистер Блок.
- До свидания, Шерри.

Холмс старался не оборачиваться, когда уходил, но один короткий взгляд вглубь камеры все-таки бросил. Все это было интригующе до зуда в костях, но в той же самой мере хотелось запрятаться от подобного человека куда-нибудь в недра Тибета.
А что, впрочем неплохой вариант должно быть...

Блок улыбался.

Он решил не говорить Холмсу, что у того скоро появится новое развлечение. Новые исследования траекторий ударов, изучение следов...
Сегодня ведь прогулка.
Тюремная прогулка.
Зачем вообще знать об этом Шерри?

Это скучно - рассказывать все.
Скучно, как и говорить правду. Зеркала так не поступают.


В тюрьме душно. Даже в городском метро воздуха больше, а окружение людей, которые заинтересованы в тебе ничуть не больше, чем ты в них, как-то даже... умиротворяло. Порядок вещей, простые закономерности.

Как и постоянная смена места нахождения. Нигде не дом - как константа, а все остальное - те же закономерности. Как маленькое мыло в душе и маленькие баночки шампуня. И обязательно запах моющих средств (чем дешевле ночлежка, тем запах сильнее). Никаких следов от прежних жильцов, только яркие всплески эпизодов жизни. Убитый застарелый комар на стене, трещина от удара чем-то тяжелым, не смывающееся с годами пятно на ковролине.

Ах да. И обязательно - Библия в тумбочке у кровати.


Ритм.
Шаг, шаг, шаг, шаг.
Круг.
Шаг, шаг. Шаг, шаг...
Круг.
Шаг...

Блок аккуратно скосил взгляд. Он буквально чувствовал изменения в движениях остальных заключенных. Они ждут. Готовятся. Охотники, жаждут крови. Он чует, чует опасность.
Стоит только прерваться ритму, стоит только зайти под арку, в раздевалку...
Что у них есть? Прутья? Дубинки? Железки, скрученные мокрые тряпки?
Чем будут бить, опять изукрасят лицо, да так, что платком кровь не сотрешь, руки зальешь, кожу испачкаешь, Шерри найдет его в больнице, Шерри не успеет.
Шаг, шаг. Шаг, шаг.
Круг.
Шаг.
Свисток.

Что делает пес, когда на него нападает свора?

Что делает одинокий волк, успевший побывать в стае, а потом оставшийся без нее?

Холмс тряхнул головой. Вопрос пришел сам собой, из ниоткуда, и детектив точно не мог понять, к чему теперь все эти canine сравнения. Более суеверные назвали бы это предчувствием.

Шерлок Холмс суеверным никогда не был.
Хотя после знакомства с Бернардом Блоком в самый раз стать.

Детектив обернулся в противно-пышное отельное одеяло и попытался отогнать все мысли на безопасное расстояние.

...
С каких пор ему уже страшно думать?


Шер-ри.
Шерри.
Где-то Мирри. Она, как и ты, официально мертва.
У меня только мертвые отражения.
Мертвым быть... как ты сказал? Неважно. Это не так больно, наверное.
Наверное, легче и проще. Живым быть неприятно.
Это было ясно с детства.

Сьюзен. Симон. Si. Си.
Блок зажмурился, поморщившись, и сплюнул кровь.
Или ее привкус. Железо.

Внезапно захотелось снова жить. Ожить, стать живым. Дать Джону его чертово чудо, только не находиться сейчас в этом гребаном отеле без возможности найти занятие и избавиться от картинки пристального взгляда темных глаз в голове.
Глаза, к сожалению, тоже напоминают об ушедшем вглубь зазеркалья отражении.

Мертвого преследуют призраки.
Разве так должно быть?

Здесь светлее, чем в камере.
Но он не может шевелиться. Только холодный свет, жужжание ламп, низкое, монотонное.
Не может ничего. Не чувствует. Он вообще дышит?
Что если он мертв?..

Как и они. Живой мертвец.
Си. Холодный свет. Не такой, как от огня.
Веки обожгло воспоминаниями и глаза пришлось закрыть.


- Вы, как я вижу, не можете оставаться вдали от проблем.

Комментарии
2013-03-21 в 00:52 

Doctor Wooster
[The body is with the king, but the king is not with the body]
Спокойный голос Холмса рассек монотонный больничный шум как осколок корабля проделывающий свой путь до дна сквозь толщу воды.
Блок не смог повернуться.
Он лежал на боку, лицом к стене.
Стену он видел. Больничную. Больничный блок.
Почему он не на спине? Ах, да. Больно.
Обнаженную спину видел Шерлок, как карту ударов. Реки из порезов, острова из синяков.
И фоном - острый позвоночник, ребра.
И ямочки над ягодицами.
Недалеко от уха запеклась кровь. Царапина. Наверное.
- Вы же попрощались...
Хрипло отозвался Бернард.

- У Шекспира тоже постоянно прощаются. И потом, Вы сказали "до свидания".
- Вы послушались?..
Блок пытался дать голосу усмешку, но не вышло.
Тело, сука, слушайся...

- Я /услышал/, - сказал Холмс, слегка меняя положение на стуле и закидывая ногу на ногу. - Ваш адвокат позвонил и сообщил, что случилось.

- Люди меня не очень любят.
Сообщили острые лопатки.
- Интересно почему.
Сарказм.
- У меня глаза косят чуть...
Шерлок фыркнул.
- Я видел...

Блок чуть повернулся. Как мог.
- Как вам рисунок на спине?
- Весьма красноречив. Даже мне не удавалось так разукрасить трупы в морге.
- О, комплимент моим... друзьям.

Холмс на это промолчал. Его сейчас заняла мысль об очередном сравнении их друг с другом.
Подростковый период.
Синяки и ссадины.
Отсутствие сторонников, кто мог бы защитить.
Наверное, на этом стоит остановиться.

Блок все пытался как-то лечь на спину. Для равновесия, весь торс был покрыт узорами. Не обошли вниманием шею, ключицы, скулы. В общем, по всему прошлись.
- То, что ниже спины, я вам показывать не буду, простите уж...
- Не горю желанием смотреть, так что...
Тут и так было достаточно.
- Еще бы. Там нет_ударов, которые можно читать.
Питер с охом и стоном упал на спину.
- В любом случае, я просто пришел убедиться, что мои усилия не были напрасны и я все еще получу плату за расследование.

- Да, я же еще жив. Официально и не совсем.
- Хорошо.
Взгляд скользил по контурам тела, выхватывая узор отметин.
В тюрьмах люди становятся весьма изобретательными.
- О, хорошо, теперь я вас вижу.
Брендан с трудом приоткрыл глаза. Веки тяжелые.
- Не люблю не видеть.

- Пожалуй, я тоже. Неприятное чувство.
- Согласование.
Согласился, то есть.
Согласование - это связь.

- А их с меня на сегодня хватит.
- Чего именно?
- Неприятных чувств.
- Хотел бы я согласиться и в этом, но мои неприятные чувства еще долго будут со мной.
- Потому, что вы мертвы? Зачем вы на самом деле пришли, Шерлок?

2013-03-21 в 00:53 

Doctor Wooster
[The body is with the king, but the king is not with the body]
Шер... лок?

Тот дернулся от непривычки слышать собственное имя.

- Потому что я мертв. У мертвых нет дел. Можете думать, что я призрак. Можете думать, что угодно, в общем-то. Это не будет иметь значения, ведь я /мертв/.

- То есть вы пришли потому, что вам скучно? Или вы пришли посмотреть в зеркало?
Блок сумел чуть улыбнуться
- Не страдаю нарциссизмом. Поэтому - скука.
- Если не страдаете, то почему вы меня так рассматриваете?
- Потому что я все еще не считаю вас своим отражением?
- Тогда я повторяю свой вопрос, но с другим контекстом.

- Мой ответ в данном случае сводится к одному: скука.
- Если так скучно, не хотите посмотреть всё мое тело? А то что ж это, с ограничениями...
- В том нет необходимости.
- Вам же скучно.
- Это скуку явно не убавит.
- Вы же не пробовали. Впрочем...
Блок вздохнул и прикрыл глаза.
- Как вы тогда убиваете скуку?

- Когда скука невыносима, я помогаю людям. Изначально у меня были дела, требующие завершения. Сейчас мне остается только ждать.

- Чего?..
- Когда круги на воде улягутся и снова станет спокойно.
- Да. Если ветра нет.
Глаза пришлось закрыть.
Тяжело.

- Может быть он все еще есть. И в этом главная проблема.
- У мертвых нет проблем.
- Нет. Но эта проблема возникнет, если я вдруг захочу ожить.
- А захотите?
- Пока это угрожает чьей-либо жизни, а репутация оставляет желать лучшего? Нет.
- Мертвый может улучшить репутацию?..
- Мертвый может сделать очень многое. Хотя в данном случае, надо признаться... это проблематично.

- Да уж. Наверное. Не знаю.
- Я предпочитаю ждать. Любые громкие новости через какое-то время становятся всего-лишь древней историей.

- Вы будете ждать у меня?
- Что? - не понял вопроса Холмс.
- Ждать. Плата. Логично.

- Я... я не знаю.

- Запнулись.

- И что это вам говорит?

- Что запнулись. Где вам еще ждать? Место. Деньги. Ненужный миру я. Идеально.
- Это приглашение или оглашение возможности?
- Как услышали.
- Значит оба варианта.
- Как хотите.
- Вам нужен ответ или нет?
- Скажите.

Честно говоря, на подобное ответа у детектива не было.

- Ну же, вы подготовили меня к ответу. Где он, Шерри?
- Ты отражение, ты и скажи мне.
- Отражение - зеркало губ. Ну?
- Из двух вариантов следует выбирать тот, что выгоднее, так?
- И какой это?
- Я должен это говорить?
- Да.
- Место, деньги и ненужный миру человек. Звучит лучше, чем "безденежный, бездомный мертвый фальшивый гений".

- Но кому-то нужный. Я угадал?
- Возможно.
- Значит да.
- Это неважно.
- Это как раз важно.
- Почему? Какую роль это сейчас играет?

- Мне скучно.
- И как тот факт, что я может быть кому-то нужен, помогает в данном случае?
- Он дает мне информацию.
- Неважную и не относящуюся к делу.
- Какому делу?
- Вашему "приглашению".

- Отнюдь нет.
Заметил Блок, недобро щурясь.
- О? - Холмс вопросительно склонил голову набок. - Почему же?
- Потому, что приглашение касается вас. Данный факт - касается вас. Цепочка.
- Слишком непрямая цепочка.
- Сойдет.

- Это как соединять звенья через одно.
- Что вам не нравится, Хаус?..
- Несообразность.
- Ничем не могу помочь.

- Да уж, - нехотя пришлось согласиться Холмсу.


Блок замер, тяжко дыша.
О, вот и боль...

2013-03-21 в 00:53 

Doctor Wooster
[The body is with the king, but the king is not with the body]
- Можно позвать медсестру, - заметил Шерлок, который все эти метаморфозы наблюдал.
- Нет, не надо.
- Почему бы и нет?
- Она вколет снотворное.
- Больным положено больше спать. И во сне не ощущается боль.
- Я потеряю контроль над ситуацией.
- То есть сейчас этот контроль у вас есть? Интересно.
- Да. Небольшой, но есть.
- Вы уверены, что в этом сейчас есть смысл?
- Да.
- Какой?
- Закроешь глаза - и ты беззащитен.
- Вы и так беззащитны.
- Представьте, как буду, если усну?
- Не более, чем сейчас.

- Все равно не могу.
Прошептал Блок, заставляя свое лицо не реагировать на боль в теле.
Спокоен, спокоен.
Холмс только пожал плечами. Не его это дело, он долго уговаривать не станет.

- Вы все еще тут. Это странно.
- Ожидали, что я уйду?
- Конечно. Вы же просто пришли убедиться насчет платы.
- Я также сказал, что мне все равно нечем заняться.
- И вы решили смотреть на меня?
- Тоже развлечение. Хоть какое-то.

Блок пытался засмеяться, но получилось лишь закашляться.

- К сожалению, отвыкать от чьего-то сожительства так же трудно, как и привыкать к нему.
- Простите?..
- В том смысле, что я сейчас предпочту чью угодно компанию.
- Сядьте ближе?

Стул, царапнув ножками по полу, придвинулся ближе.
Уже излюбленный вопрос Холмса "Зачем?" задан не был.

- Так было написано в какой-то книге. Про привыкание.
Отозвался Бернард.

- Я ничего не... Что было написано?
- Плохо помню. Это было давно. Каждый день - придвигаться чуть ближе.
- А что в конце?
- Это - не помню.
- Жаль.
- Да. Можно проверить опытным путем. - Хмыкнул Блок.
- Говорят, эмпирическое познание - самое верное.
- Вероятно. - Блок уже отвечал не открыва глаз.

- А может быть и нет...
- А может и нет...
Даже слишком послушно шепнул Блок.

Видимо снотворного не понадобится.
Холмс только вздохнул, устраиваясь на стуле поудобнее. Ему было куда пойти, но не что сделать. А когда дел нет, то и разницы в том, где находится, тоже не существовало.


Блок не спал. Скорее, он периодически терял сознание.
Шерри тут, это опасно?
Опасно?..
Кажется, нет. Пусть сидит.
Конечно, он ему не доверяет, но Хаусу... Шерри... не нужно сейчас вредить Бернарду. Зачем?
Все болит. Надо держаться. Надо держаться, он запомнил...

Монотонная тишина, состоящая из фоновых звуков больницы. Идеальное место для размышлений.
Пожалуй, сейчас Шерлок порадовался, что на больничной кровати лежит не тот человек, о котором он стал бы беспокоиться. Как он сам сказал? Никому не нужный?
Иногда Блок приоткрывал глаза.
Взгляд дергался, Бернард молчал, иногда поглядывая на Шерлока.
Просто так. Тут?
Тут. Тут. Зачем.

Холмс был снова погружен в мир собственных мыслей и ничего вокруг в буквальном смысле не замечал.
Хотя даже если бы и заметил немой вопрос в глазах Блока, то не смог бы дать на него ответ.
Ответа не было.
Совсем.

2013-03-21 в 00:54 

Doctor Wooster
[The body is with the king, but the king is not with the body]
- Вам не хочется меня ударить?
Голос, даже тихий, звучал очень четко в стенах отсека.
- Что?.. - рассеянно спросил Шерлок, по обыкновению чувствуя легкую дезориентацию.
- Ударить меня.
- Почему мне должно хотеться вас ударить?
- Почему нет?
- Как правило, это не типичное для людей поведение.
- Правило. Скучно.
- Правила есть везде.
- Мне бы хотелось меня ударить, будь я не я.
- Почему?
- Угадайте.
- Расскажите.
- Я должен?
- Нет. Но и я не обязан угадывать.
- Да.
Пауза.
- Просто... вдруг я нанесу вам вред? А сейчас есть шанс. Обратная цепочка времени.
- Интересно узнать какой.

- Этого не знаю даже я.
Улыбнулся Блок.
- Вы также не знаете того, можете ли вы принести вред конкретно мне, - указал Холмс.
- Шестьдесят процентов.
- Бездоказательно.
- Шестьдесят два, да, пожалуй так...
- И такой вывод вы делаете, основываясь на?..
- Собственном прочтении.
- Все, что можно было сделать, уже сделали.
- И не я? Жалость какая.
- А хотелось бы?
- Так бы вы меня запомнили.
- А это важно?
- Люблю, когда помнят.
- Не очень хороший способ, чтобы тебя запомнили.
- Запомнили бы же.
- Не я.
- А как, чтобы вы?
- Это слишком сложно. Настолько, что я и сам не знаю.

- Ну, кого-то вы ведь запомнили...
- Да. Но критерии слишком разные.

Блок закашлялся.
- Яс-сно...


- Еще очень полезно уметь забывать людей по собственному желанию.
- Часто так делаете?
- Как ни удивительно, нет. Не всем удается зафиксироваться в памяти.
- О. Я не исключение?
- Нет.
- Нет, не исключение? Нет, - исключение?
- Не исключение.
- И вы все еще тут.
- Я сам решаю, где мне быть.
- И вы выбрали это место.
- Очевидно.
- Почему? Я же как все.
- Первую причину я назвал ранее. А поскольку вы как все, то мне нет смысла перемещаться куда-то еще.
- Почему? Тут минимум выгоды.
- Напротив. Минимизация времени и усилий на перемещение. Здесь не так холодно, как на улице. Много плюсов.

- Отель?
- Туда еще нужно добраться.
- Лень? Были рядом?
- Что-то вроде. В больницах атмосфера привычнее.

- Предположим. Вы тут. Вам выгодно и не скучно. Так?
- Допустим.
- А мне скучно.
- Неудивительно. Учитывая как "весело" вам было до этого.
- Было. Повеселите меня.
- Справьтесь сами.
- И никакой взаимовыгоды.
- Нет, никакой.
- Ужасно.
- Это жизнь.

- Откуда это знать мертвецу.
- Как раз мертвецы знают об этом куда больше.
- Остается только на слово верить. При случае спрошу у Мирри.

- Полетите за ней в Австралию?
- Сейчас я никуда не хочу.
- Еще бы вам хотеть, - фыркнул детектив.
- Не вредничай, Шерри.
- Мне все еще не нравится это ваше "Шерри".
- Еще бы вам нравилось.
- Слишком феминизировано.
- Это как?
- Шерри. Как женское имя. Также звучит как что-то французское, но ассоциаций куда меньше.

- Вы все равно мертвы.
- Мое имя - моя гордость. Ее остатки.
- И?
- Мне хотелось бы это все сохранить.
- И?
- Мысль к размышлению.
- Мне нравится Шерри.
- Почему?
- В этом есть что-то... близкое.
- Поэтому мне нравится /мое/ имя.
- Боитесь быть ко мне ближе?
- Не особо хочу быть к кому-либо ближе.
- Страшно терять, да?
- И это тоже.
- Теряли.

- Ну я же умер.
- Но не они же.
- Как оказалось, это одно и то же.
- Ясно. Буду знать.
- Мой брат был прав в итоге.
- У вас есть брат... что он сказал?

- Caring is not an advantage.

- Вы в это верите?

- Теперь да. По крайней мере, логику.
- Логика... это понятно.
- Если бы мне было все равно, я был бы жив.

Блок улыбнулся и попытался как-то... вытянуться. Потянуться, почувствовать тело.

2013-03-21 в 00:55 

Doctor Wooster
[The body is with the king, but the king is not with the body]
Пользуясь паузой в разговоре, Холмс тоже немного сменил положение тела, садясь удобнее.

- Я интереснее города?
- Я знаю город вдоль и поперек.
- А меня?
- О вас я знаю довольно много. Но не все.
- Не все...
- Знать о человеке все очень сложно.

- Да.
Блок прикрыл глаза, шумно дыша.

- Все еще намерены отказываться от обезболивающего?
- Да.
- Глупо.
- Почему?

Холмс пожал плечами.
- Слишком нерационально. Никакой практической выгоды.

- Я так живее.

Шерлок вздохнул.
- Вам лучше знать...

- Да. Не хочу отключаться.
- Я бы с удовольствием приобрел возможность отключаться.

- Мы ходим в разговоре по кругу.

- Я знаю.

- Зачем? Чего вы добиваетесь...
- Поверхностные разговоры прекрасно держат собеседника на нужном расстоянии от действительно важных вещей.
- А какие важные? О, так вы, все-таки, по делу.
- Не знаю. Но мне не нравится то, как вы позиционируете себя ближе, чем вам это дозволили бы.

- Это как?
Заинтересовался Блок.
Холмс сел немного прямее.
- Если по ощущениям? Как будто заползаете под кожу.
- Ооо, какой комплимент. А вы спрашиваете, почему я не отключаюсь... и как же я это делаю, мистер Холмс? Запертый. Избитый. Неподвижный...

- ...Вот и мне интересно. Как?

- Я ведь просто смотрю, мистер Холмс. Просто смотрю на вас.

- Очень многие люди "просто смотрят" на меня, но никогда... так.
Брендан не выдержал и посмотрел Холмсу в глаза.
- Вы боитесь, Шерри?

- Страх, - ответил Шерлок, немного вздернув подбородок, - слишком иррационален.
- И от этого еще хуже, правда?

Холмс сжал зубы.

- Да. Угадал.
Блок тихонько, остро засмеялся.
- Ничего.

- Ничего? - переспросил Холмс.
- Ничего. Бывает? Страшного? Привыкните? Какое слово вы хотите дополнительно?
- Ни одно из перечисленных. Это все равно не отразит сути того, что вы изначально имели в виду.

- Может, вы и правы...
Блок прикрыл глаза, туша опасный огонек.
- И каков я, под вашей кожей?
- Чужой.
Под кожей Шерлока Холмса было место только лишь Шерлоку Холмсу. По крайней мере, он сам так считал.

- Звучит как ужастик. Это и есть - действительно важная вещь?
- Да, - коротко ответили Блоку. - Учитывая, что мое расследование закончено и мне остается только ждать результата, это единственная важная вещь, которая осталась неразрешенной.

- Вы не поставили вопрос.
- Я пока не знаю как.
- Хотите ли вы его ставить.
- Как только пойму как.
- Хотите ли вы понимать... Хаус. Шерри.
- Я стремлюсь понимать все. Это моя природа, мистер Блок.
- Иррациональное тоже?

- Есть иррациональные вещи, природу которых понять очень легко.
- Даже если я под вашей кожей?

Ход мыслей Холмса споткнулся на этом предположении.

- Сложная ситуация, да? А я ведь даже не сдвинулся с места.
- Что было бы, если бы вы сдвинулись с места?
- Хороший вопрос. Давайте логически... я не двигаюсь и я уже под вашей кожей...

- Я не знаю, куда это может зайти. А вот вы - может быть.
- Может, если я мое тело начнет меня слушаться, то я окажусь глубже?

- Не представляю себе, как.
И, честно говоря, не особо хочу представлять.

- Некоторые вещи нельзя проверять в теории.

- Но это одна из тех вещей, которые не слишком тянет проверить на практике.
- Мне казалось, вы ученый.
- Даже ученый не станет заливать себе глаза кислотой.
- Поверьте, это нам не нужно.

- Это обнадеживает.
- Когда я выйду?
- Что?
- Отсюда.
- Как только сможете, я полагаю.

- Надо лишь встать?..
- Да. И не упасть. Не потерять сознание.
- Тогда отлично. Здорово. Поверните меня, я не могу никак...

- Мой прогноз - минимум неделя. Остальное зависит от того, насколько вы упрямы.
- Никак не могу повернуться.
- Разве не для этого в этих заведениях существуют медсестры?
- Вы ближе.

2013-03-21 в 00:55 

Doctor Wooster
[The body is with the king, but the king is not with the body]
Холмс вздохнул и поднялся.

- Ну, что, не заражу же я вас...

- Как будто бы я боюсь чего-то подобного...
Пришлось подойти ближе.
- Как вам удобнее?
- Как менее больно.
- Если бы я знал, как это.

- С больного ребра. И с руки.

Шерлок постарался не браться за видимо поврежденные части тела. Хотя точку опоры в данном случае найти было не так уж легко.
- Так лучше?
- Немного.
Зажмурился Блок, пока Шерлок его "перемещал"
- По крайней мере... я могу дышать.
- Уже неплохо.
Холмс вернулся "на место".

- Вы будете ждать здесь разрешения этого "единственно важного дела"?
- Никто не запрещает мне просидеть здесь еще час или два. Вряд ли я получу все ответы сегодня. Тем более, что у меня еще не вопросов.
- А если я закреплюс-сь под кожей?
- Нет ничего перманентного.
- Уверены?
- Абсолютно.
- И иррациональное?

- Иррациональное еще более непостоянно.
- Вы его так хорошо знаете?
- Я же ученый.
- И?

- Я опираюсь на факты. И на прошлый опыт.
- Проверим ваш опыт.
Темные угольки Брендана впились в Шерлока.
- Проверим.
- Вам действительно лучше поспать, мистер Блок.

Тот улыбнулся.
- Вы будете меня сторожить?
- Недолго. В конце концов, я вам не сторожевой пес.
- Тогда страшновато. Мне действительно стоит уснуть?

- Если хотите поскорее выйти отсюда, то да.
- А вы хотите, чтобы я уснул?
- Пожалуй...
- Почему?
- Во-первых, я тоже заинтересован в том, чтобы вы отсюда вышли как можно скорее.
- Почему?
- Я быстрее получу свое вознаграждение.
- Во-вторых?

- А во-вторых, возможно и я смогу уйти отсюда.
- Странная логика...
- Нет. Вы просто не видите всей картины.

- Пожалуй.
Блок оглядел Шерлока.
- Я посплю, Шерри.

- Правильное решение.

- Посторожи.
Брендан закрыл глаза.

Холмс тихо фыркнул.

Блок уснул почти мгновенно, проваливаясь в болезненный сон.

2013-03-21 в 00:55 

Doctor Wooster
[The body is with the king, but the king is not with the body]
Сегодня. Сегодня все официально заканчивалось, дело закрывалось, пересмотренное, вывернутое наизнанку. Преступление, которого не было.
Заседание, полное невидимой неловкости участников старой пьесы. Кончено же, будет приличная компенсация за все это. Фальшивое обвинение, пара лет за решеткой, пожизненное в целом...
Не всем так везет.
Холмс приводил в порядок то небольшое количество одежды, что у него было. Пора снова менять хостел.
Пора снова стать никем.
В дверь постучали ровно три раза.
- Мистер Хаус, к вам гость.

Шерлок отступил на шаг в сторону от небольшого шкафа, чтобы дотянуться до замка. Тот щелкнул один раз, возвещая о том, что дверь открыта.
Скорее всего, это можно было считать приглашением войти.

- Проходите, сэр...
- Благодарю.
Блок отчеканил шаг, дверь закрылась.
Отглаженная рубашка, строгий черный галстук острой линией от длинной шеи. Черный приталенный пиджак. Ноги - худые, теперь это было видно.
Подтянутый, душисто-манящий вид победителя.
- Мистер Хаус.
- Мистер Блок.
Наверное, сам Холмс смотрелся в данном случае весьма контрастно: в серой толстовке и джинсах. Прятаться на виду не так сложно. Нужно просто полностью изменить себе.

- Я могу ходить. Я выиграл дело, полностью, чисто и быстро. Хотя теперь начнутся определенные... дела с истинной виновницей. Но о чем я. Ваша помощь, мистер Хаус.
Пауза.
- Я пришел сказать спасибо. И поговорить о вознаграждении.

- Оно сейчас будет очень кстати, - отозвался Шерлок, отправляя скудное содержимое шкафа на кровать. - Поздравляю с обретением свободы. Она вам идет больше, как я погляжу.
- Благодарю.
Наклонил голову Брендан, рассматривая Шерлока.
- Вы куда-то собираетесь?

- Стандартная мера. Меняю географию.
- Знаете место или так, случайно?
- Случайно. Иногда небольшая "жизненная лотерея" вполне полезна.
- Мне вернули мои счета, пополнив их. Мой нынешний дом имеет достаточно неплохие размеры. Так почему бы не внести в ваше вознаграждение проживание там? Куда лучше отелей.

Трудно не согласиться, когда находишься в одном из. Любой дом будет лучше, чем... это.
- Расположение?

- Самое приятное. Тихое место, не привлекает к себе внимания, на хорошем счету, однако удобно добираться до главных дорог и границ с городом. Я люблю практичность.
Блок поправил манжет.

- Стоит подумать об этом, - детектив вытащил из-под кровати узкий чемодан. - Мне нравится, как это звучит, в любом случае.
- Подумайте. И денежной выплаты, о которой мы говорили изначально, это не отменяет. Считайте это бонусом. За то, что вы поддерживали меня, пускай и своеобразно, пока я был на лечении.

Холмс кивнул, начав перекладывать вещи в чемодан.
- Документы?
- Сделать вам?
- Мне бы пригодились. А Вы обещали.
- Правда? Хорошо, что напомнили. Тогда будут.

- Вы можете пройти и подождать. Что стоите у порога... Мне все равно нужно еще десять минут.
- Хм. Благодарю...
Адамово яблоко дернулось вверх.
- Это все ваши вещи?
- Почти. У меня есть еще одна пара обуви и несколько мелких вещей.
- Оу. Скромно, для такого ума.

- Ну уж если вам так кажется, то своей практической цели мне удалось достичь, - фыркнул Холмс.
- Сложно не дать оценку "скромно". Вы, кстати, есть хотите?

Вопрос застал детектива врасплох.
- ...Надеюсь, через десять минут я смогу на это ответить.
- ... а сейчас что мешает?
- Я еще сам не знаю. Я очень легко забываю о еде.
- Поэтому вы такой худой.
- Во мне достаточно веса, чтобы меня не беспокоило его временный недостаток. Впрочем, мой брат всегда говорил, что это не слишком хорошо для здоровья.

- Он прав. Я давно не ел в нормальных местах, да и вам финансы, думаю, не позволяли. Ничего страшного в этом не будет.
- Что ж... думаю, можно сделать исключение сегодня.

- После мы направимся ко мне домой тогда, раз уж у вас все с собой... обговорим детали, вы устроитесь, я решу вопросы...

Так... Ботинки... вот они.
Тоже в чемодан.
И, пожалуй, все.
- Восемь минут. И две минуты, чтобы одеться и выйти из номера, - Холмс с щелчком закрыл чемодан.
- Тогда вперед.
Улыбнулся Брендан.

Шерлок улыбнулся уголками губ.
- Знаете куда идти?
Кроссовки, короткое пальто. Ничего дорогого, но ничего особо безвкусного. Все вполне обычное.

- Конечно. Прошу, пропускаю вас, вперед, Шерри. Что предпочитаете, какую кухню?
- Не откажусь от китайской, если приготовлено с умом. Любая кухня хороша по-своему, особенно если найти толкового повара.
Холмс подобрал чемодан и вышел в коридор.
Хорошо. Осталось только закинуть ключ на ресепшн.

- Китайская так китайская. Почему нет. Все лучше тюремных угощений...
- Могу себе представить... - фыркнул детектив.
- Надеюсь, что нет.

- Мой брат никогда бы не допустил, чтобы мне выпала настоящая возможность опробовать все это.
- Вы с ним сейчас общаетесь или?..
- Нет. Это небезопасно.
- Так и знал.
Тогда есть шанс попробовать тюремную еду.

- Помочь нести сумки?
- Мне не тяжело. Чемодан почти ничего не весит, если подумать.
- Как хотите, мистер Хаус.

- Мои вещи - мое личное пространство. Извините.
- Я не настаивал.
Мягко заметил Блок.

- Я знаю, - после паузы сказал Холмс.

Вздох.
- Проходите, прошу.

Ключ-карту на ресепшене приняли обратно безо всяких лишних разговоров. А раз так, то и задерживаться незачем.

Вечерний воздух был... холодным. По крайней мере, казался таким, явно на градус уступая привычному городскому. Пропаренному. Расшевеленному машинами. Сгущенному пробками в Сити.

На время можно забыть о Сити. И других частях Лондона, наверное.

Блок запахнул плащ.
- Здесь есть недалеко приятное место.
- Что ж, ведите, мистер Блок, - сказал детектив, жалея, что у пальто нет высокого воротника.
- Как приятно свободно гулять...
- Вот уж это могу представить.
- Верю. И приятно надеть что-то из своего, а не..

Шерлок цокнул языком, но не прокомментировал.
Да уж...

- Можно пройти здесь, так будет быстрее.
- Через арку?
- Да. Воздух приятный, но зачем идти длинным путем?..
- Иногда длинные пути куда более безопасны, - фыркнул в ответ Шерлок.
- Думаете, пойдем по улице?
- Нет, свернем. Так ведь быстрее, вы говорите?

- Естественно.
Дернул плечом Блок.
- Тогда идем, - сказал детектив, первым проходя в арку. - Тем более, что я не чувствую себя в опасности.

- Не так быстро, мистер Хаус, я же не успеваю... а что, хорошая интуиция?
- Не могу похвастаться, но есть моменты, где она сыграла ключевую роль.
- Приятное свойство.
- Если слушаешься ее.
- Да. Что ваша интуиция говорит обо мне?
- Что-то неопределенное. Знакомо неопределенное.
- Знакомо? То есть?
- Такое ощущение возникало раньше. Но, увы, я не помню по какому конкретно случаю.
- Очень жаль. Мне интересно.
- Если вспомню - скажу.

- Смотрите-ка, на нас не напали. Вы правы.
Улыбнулся Брендан Блок.

Холмс рассщедрился на смешок.
- Возвращаясь к теме интуиции... ощущение немного возвращает меня в университетские годы.
- Тесты и зачеты?
- Скорее общение внутри колледжа. Впрочем, может быть это относится к куда более раннему периоду.
- Расскажите? Нам все равно еще нужно пройти определенное расстояние.

- Это похоже на... ощущение, когда ты говоришь кому-то правду в лицо и еще точно не знаешь, когда пересечешь черту, но остановиться уже не можешь.
- Забавно...
- Почему же?
- Ну, что я вызываю у вас такие ассоциации. Точнее, что так зашел разговор. Всегда странно отмечать, как люди о тебе думают.
- Просто интуиция так же на черте где-то. И не знаешь, куда укажет. В любом случае, я же не всегда ее слушаю...
- Очень философски. Вы точно сыщик?
- Мой брат до сих пор считает, что я мог бы заняться чем-нибудь более полезным.
- А вы как считаете?
- Мог бы. Но зачем?
- Хах. Любите вы туман, Шерри...
- Возможно. Но в целом, я просто выбрал делать то, что мне нравится.
- Вот это я понимаю.
- Это не то, что обычно делают люди.
- Ты их плохо знаешь.
- Разве?
- Хорошо?
- В некотором роде. Трудно сказать. Я могу знать о людях все, не зная ничего.
- Я об этом и говорю.

- Тогда, если брать ваше понятие, то я не знаю о них ничего.
- Как и я. Видите, я тоже могу забредать в туман рассуждений.
- Да, в вопросе человеческой сущности вы меня порядком запутали.

- Я знаю только одно точно. Люди - предатели.
- В этом я с вами не соглашусь.
- Все, все. Каждый в спину ударит.
- Вы просто подставляете ее не тем людям.
- И как мне узнать, какие из них те?
- Вот это мне, увы, не известно, мистер Блок.

- Видите. Получается - все. Лучше считать так.
- Я доверился одному, и он меня не подвел.
- Повезло.
- Возможно.
- Так и есть.

Холмс вздохнул.
- Я не против, в любом случае.

- Благодарю. Хм. Я вот думаю насчет вашего чемодана...
- Что с ним?
- Очень легкий.
- Очевидно.
- Надо будет вам обновить гардероб.
- Зачем?
- Подумалось. Хочется.
- Непрактично иметь чемодан чуть большего размера.
- Пока вы будете жить у меня.
- Хм.
- Что-то не так?
- Нет. Просто интересная мысль.
- Неужели?
- Еще как. Я думаю, мы со всем разберемся в процессе.
- Процессе чего?
- Я... пока еще это не определил.
- Сколько сомнений.
- Вы задаете странные вопросы.

- Совсем нет.
Блок выдыхал острые облачка пара, тонкий нос чуть покраснел из-за морозности в сыром воздухе.
Холмс отчетливо чувствовал, как у него мерзнут щеки. Но сделать по этому поводу было нечего.
- Где это место?
- Направо - и мы пришли.

- Хорошо. А то погода сегодня не очень способствует прогулкам.

2014-01-24 в 01:21 

Doctor Wooster
[The body is with the king, but the king is not with the body]
- Проходите, мистер Хаус.

Блок пропустил своего гостя вперед, отмечая походку и скорость шага.
- Замечательный китайский ресторан. Поверьте, здесь вас никто не узнает. Здесь нет ни обычных горожан, ни тех, кто знает о свойствах "кафе на отшибе", используя их как места сходок. Если вы меня понимаете. Это место на самом деле никому не интересно. Но еда здесь приятная.

Брендан потер тонкое запястье.

     

Опасен, но свободен

главная